Renault Scenic RX4

0
14

Задумав беспрецедентный для белорусской автомобильной прессы автопробег по маршруту Париж-Минск-Моква-Париж на полноприводном Renault Scenic с его тестом на Димитровском полигоне, мы не ставили перед собой наполеоновских задач, но и не умаляли своих целей.

И мы их достигли: от и до испытали новый автомобиль, продготовили для вас, уважаемые читатели, самую объективную и свежую информацию, а заодно показали французу Себастьяну, куда безрезультатно хаживал его великий соотечественник, и "про день Бородина" напомнили…

Впервые! Впервые! Впервые!
Возможно, кому-то могут показаться несколько преувеличенными многочисленные возгласы "впервые", вынесенные в подзаголовок. Поэтому сразу поясним, о чем идет речь, чтобы разговор с читателем получился искренний, без приукрашиваний, но и без ложной скромности.
Уже более трех лет нами в индивидуальном порядке проводятся тесты новинок французской автомобильной промышленности. Основное отличие этих испытаний от того, как осуществляются тесты в Беларуси, — это сравнительно длительный период обкатки машины (от 3 до 15 дней, а не несколько часов) и свобода журналиста в выборе маршрута. Но если до сих пор мы тестировали автомобили в условиях Западной Европы, то на этот раз ВПЕРВЫЕ получили разрешение выехать в малоизученный для французов край, который начинается для них уже после Польши. Достаточно сказать, что за ее пределами (если двигаться в восточном направлении) заканчивается даже зона действия так называемой "зеленой карты", то есть обязательного страхового полиса для всех западноевропейских машин. Более того, тестируемый нами автомобиль добрался аж до Москвы, то есть пересек две границы из бывшей страны, огражденной со всех сторон железным занавесом…
Полноприводный Renault Scenic RX4 еще ни разу до этого не появлялся в Беларуси. А потому это был его самый ПЕРВЫЙ визит в нашу страну, тем более, что приехал он своим ходом, а не на автовозе, что тоже немаловажно. Ведь автомобильные новинки, появляющиеся в Минске на выставках и презентациях, как правило, прибывают сюда как груз. И лишь затем они демонстрируют свои транспортные качества и характеристики, раскатывая по минским улицам и местным автодромам. Наш же гость сам добрался до СНГ на парижских номерах, нисколько не смутившись ни расстоянием, ни ПЕРВЫМИ в его жизни морозами со снегом и гололедицей.
На Дмитровском полигоне, именуемом официально ГУП НИЦИАМТ (Государственное унитарное предприятие "Научно-исследовательский центр по испытаниям и доводке автомототехники") и расположенном в 60 км севернее российской столицы, в обязательном порядке проходят тесты по сертификации все автомобили, которые должны продаваться на территории России. Этот некогда секретный и закрытый для непосвященных лиц автодром до сих пор представляет собой уникальный комплекс сооружений, долгое время вообще не имевший аналогов в мире, а потому по праву считающийся ПЕРВЫМ в своем роде. Один из этапов нашего теста ВПЕРВЫЕ проходил именно на этом полигоне с привлечением местных специалистов. В частности, за рулем нашего RX4 был известный российский автогонщик Илья Резниченко, обеспечивший нам необходимые условия для съемки автомобиля в движении. Кстати сказать, когда мы с Ильей выезжали на один из участков заснеженной трассы автодрома, то нам повстречались несколько обычных (то есть переднеприводных) Renault Scenic, которые еще только прибыли с завода Renault в Центр на сертификацию. Так что и на полигоне RX4 был ПЕРВЫМ из французских полноприводных машин.
А если учесть, что возвращение Renault Scenic из Москвы через Минск в Париж пришлось на ПЕРВЫЕ дни ПЕРВОГО года двадцать ПЕРВОГО века, то, пожалуй, аргументов для оправдания наших восклицаний будет предостаточно. Тем более, что вернув протестированный автомобиль в целости и сохранности в штаб-квартиру Renault в парижском предместье Бийанкур после пройденных 7500 км, мы облегченно вздохнули, радуясь, что, вопреки известной поговорке, наш ПЕРВЫЙ блин не оказался комом…

 

Из дорожного дневника

Париж, утро 23 декабря 2000 года, 4.40.
"С Богом!" — с этими словами мы тронулись в путь от дома нашего французского участника экипажа Себастьяна Констанца, где провели последнюю короткую ночь перед дальней дорогой. Накануне мы обклеили машину логотипами компаний-спонсоров автопробега и отсняли первую серию снимков у Эйфелевой башни. Как-никак именно ее образ вырисовывается на схеме маршрута, нанесенной на капот автомобиля. Следующий пункт — католический собор Святых Сымона и Алены в Минске. А затем — собор Василия Блаженного в Москве.
На спидометре RX4 — 8250 км. Парижская кольцевая дорога в этот ранний час еще незагружена. Именно поэтому мы решили выезжать ни свет ни заря, чтобы избежать пробок, характерных для этого времени года. Еще бы! Рождественские праздники накануне наступления 3-го тысячелетия по значению мало с чем можно сравнить. А учитывая, что французы по своей сущности очень коллективны (имеется в виду их стереотип проводить время отдыха вне мест основного проживания), зачастую дни отъездов в отпуска и на каникулы у них даже объявляются "красными" или "оранжевыми", в зависимости от загруженности транспортных магистралей.
За бортом — нулевая температура. Гололеда пока не предвидится. Эти приключения нас скорее всего ждут в Восточной Европе. Здесь же зима нынче слишком мягкая. Несколько дней назад видели, как французские фермеры косили сено (на дворе декабрь!). Который это по счету у них покос, сказать трудно. Но то, что нашим такое даже и не снилось, это уж точно.
Ровно в 5 утра мы покидаем парижскую окружную дорогу с красивым названием "Франсильена", оставив у себя за спиной огромные промышленные зоны, сверкающие праздничными огнями на горизонте. Четыре колеса нашего полноприводного Renault синхронно накручивают километр за километром по "Насьональ-2" в направлении Мобеж. Ровная работа 105-сильного турбодизельного двигателя объемом 1,9 л благодаря хорошо зарекомендовавшей себя новинке — системе впрыска Common Rail — успокаивает. Несмотря на полную загрузку, автомобиль выглядит достаточно динамичным. Вот только на низких оборотах (от 1000 до 1500 в минуту) ощущается заметный недостаток мощности. Странно: максимальный крутящий момент, равный 200 Нм, должен согласно техническим данным наступать уже на 1500 об/мин, а по-настоящему мощным он выглядит лишь начиная с 1900-2000 об/мин. Чтобы не "проваливаться" при старте с зеленого сигнала светофора, приходится подгазовывать, держа высокие обороты. Иначе даже малолитражки легко "рвут" с места, обставляя нас на полкорпуса. Но если мы стартуем с 2000-й отметки, то оказываемся среди самых быстрых.
Да, вот еще что. При оборотах свыше 3000 и скорости начиная со 130 км/ч даже дополнительной по сравнению с предыдущими Scenic звукоизоляции недостаточно. Наш "турбодизелечек" становится достаточно шумным. Да и показатель расхода топлива резко прыгает вверх. Впрочем, не будем забывать, что RX4 — не скоростная машина, а "полноприводный компактный минивэн с увеличенным дорожным просветом". И не надо строить особых иллюзий ни по поводу шкалы тахометра до 7000 об/мин, ни по поводу шкалы спидометра, "допускающей" движение до 250 км/ч. Наш Scenic вполне довольствуется и 170 км/ч. Ведь его основное "место деятельности" — не на трассе, а скорее на местности с признаками бездорожья. Или, по крайней мере, на скользких зимних дорогах Восточной Европы, до которой нам еще ехать и ехать…
В 8.15 мы на бельгийской границе, пройдя от Парижа 257 км. В 100 метрах за пограничным переходом заливаем топливо "под завязку": здесь оно дешевле, чем в других местах Франции и даже Бельгии (4,89 французских франка за литр, в Париже — почти по 6 FF за литр). Кстати, о границе. Накануне по электронной почте мы получили предупреждение, рассылаемое всем аккредитованным в Бельгии журналистам, о том, что бельгийский МИД вновь, как и в прошлом году, проводит акцию по легализации очередной категории нелегальных иностранцев, проживающих в королевстве. В связи с этим на границах организуется тотальный контроль въезжающих, призванный отсеять поток желающих поселиться в Бельгии, но не имеющих официального права на въезд на территорию этого государства. Нас это, впрочем, не касалось, поскольку пребывание на территории стран шенгенского договора членов нашего международного экипажа вполне законное. Но все же опасение, что придется потерять время в ожидании в очереди, было. Правда, оно оказалось напрасным. То ли в субботу пограничные службы начинают позже работать, то ли у них и вовсе выходной день, но ни очереди, ни даже самих пограничников мы на границе не увидели. А значит, полоску, отделяющую вечно конфликтующие в далеком прошлом две страны, мы пересекли со скоростью 40 км/ч…
Встающее солнце с озорной веселостью прорывается сквозь туманные облака бельгийского ландшафта. Начинает накрапывать дождь. Недаром же говорят, что в Бельгии дождливая погода почти круглый год. По крайней мере, 280 дней в году так точно. Мы берем направление на Брюссель, а солнце, несмотря на свою "подмоченную" дождем "репутацию", заставляет наконец-то столбик нашего наружного термометра подняться на пару градусов: впервые за сегодня плюсовая температура. И пусть это всего лишь 1 градус, начало дня достаточно многообещающее. Как-никак мы все же поднялись на север от Парижа. Наше направление — Брюссель. Следим за приборами.
Рулевому управлению Scenic, несмотря на гидроусилитель, немного не хватает живости. Оно запаздывает реагировать на движения рук водителя, словно раздумывая, стоит ли его слушаться. Почему-то в этот момент пришла в голову солдатская пословица: получив приказ, не торопись его выполнять — очень вероятно, что скоро его отменят. В случае же с рулевым управлением, по всей видимости, причина кроется в размере и качестве резины на колесах. Наш RХ4 "обут" в зимнюю резину для горных условий — 215/65 R16, которая и "тормозит" реакцию колес на рулевую команду водителя…
На кольцевой в Брюсселе температура — плюс 3 градуса. Следуем на Люксембург. Трасса достаточно свободна. Похоже, бельгийцы или уже уехали на каникулы, или их больше привлекает южное направление, то есть отдых в Альпах.
12.40. Люксембург. 2 градуса мороза, снега нет, но появилось ощущение неуверенности за дорожное покрытие. И хотя видимых признаков гололеда нет, физику мы все учили: вода начинает замерзать при нулевой температуре. На съездах с трассы стараемся быть более осторожными. Хорошо все-таки иметь такую небольшую, но весьма ценную опцию, как наружный термометр. Особенно это важно в зимний период. Сидя в теплом салоне машины, трудно угадать, что за бортом столбик термометра опустился ниже нуля, и еще, казалось бы, пару минут назад совсем сухой асфальт может незаметно превратиться в ледовую дорожку. Сильный туман, приходится включать передние и задние противотуманки. При этом обнаруживаем еще два небольших плюса: электрорегулировка наклона фар, чтобы в случае изменяющейся загрузки машины не слепить встречного водителя, а также то, что противотуманки могут работать даже в режиме подсветки, то есть для их функционирования не обязательно включать ближний свет фар.
А вот остановившись на стоянке, замечаем и недостаток: при выключенном зажигании остается включенным свет фар. Об этом электроника резким пищащим звуком сигнализирует лишь при попытке покинуть салон машины. А если вы решили просто попить кофейку, не выходя из-за руля, то рискуете доставить неприятности своему аккумулятору. И если при остановке ночью вы в состоянии заметить, что ваши фары не выключены, то днем после езды в дожде или тумане, когда их включение обязательно, вы рискуете оставить этот момент без внимания.
Перед немецкой границей снова "заливаемся" до полного бака. В Люксембурге топливо самое дешевое в Европе. И если на солярке это еще не так ощутимо (27,3 BF за литр), то 95-й бензин по цене 65 центов… Согласитесь, лишь нанемного выше, чем у нас. По этому поводу мы задали вопрос одному люксембуржцу: "Ездили ли бы вы на машине, если бы завтра литр бензина у вас стоил в 30 раз дороже?". Приблизительно во столько раз зарплата среднего жителя Люксембурга больше зарплаты среднего (за показатель мы берем обещанную нынешними властями 100-долларовую отметку) белоруса. Ответ нашего собеседника был однозначным: "Конечно, нет!". Так что белорусы вправе гордиться собой: они вполне могут считать себя более страстными поклонниками автомобиля, раз при наших мизерных зарплатах еще умудряются заполнять минские улицы до пробок в утренние и вечерние часы…
Залив солярку, считаем средний показатель расхода топлива: 34 литра разделить на 400 км, получаем 8,5 л на 100 км пути. По техническим данным для этого двигателя следовало бы вписаться в следующую схему: 6,6/7,4/8,9 (соответственно — для загородного режима, среднего и городского). Основной "прирост" мы получили за счет "торопливости" на автобане: при скорости свыше 110 км/ч каждый прибавленный километр ощутимо добавляет десятые доли литра к нормативному расходу. Но выбор есть всегда: сэкономленное время тоже стоит денег.
21.00. Третий час уже едем по Германии. За бортом — минус 5 по Цельсию. Появились первые хлопья снега — словно бабочки-капустницы, летящие из пустоты прямо на нас в свете фар. Обогнавший нас автомобиль плеснул в лобовое стекло грязными брызгами из-под колес. И хотя немецкие дороги значительно почище наших, видимость все равно несколько уменьшилась. Пытаюсь включить омыватель стекла, но… увы! Механики на Renault, несмотря на декабрь-месяц, залили в бачок жидкость, совершенно не стойкую к низким температурам. Выходные отверстия на капоте обмерзли, резинки щеток-"дворников" бесполезно скребут сухое грязное стекло. Вот вам, ребята, и рождественский подарочек… А ведь всего несколько минут назад эта жидкость пенилась на стекле, распространяя приятный запах, проникающий даже в салон. Хорошо еще, что сначала усилившийся снег выступил в роли увлажняющей "дворники" жидкости, а затем, когда он прекратился, асфальт стал сухим, и больше проблем с летящей из-под колес грязью до самого Бреста не было.
Воскресенье, 24 декабря.
На немецко-польской границе во Франкфурте-на-Майне — 200-метровая очередь легковых автомобилей. Несмотря на относительно быстрый темп "обработки" транспортного потока, пришлось простоять в очереди целый час. Но зато сама процедура заняла всего 3 минуты. Немцы выпустили без штампов, даже не спрашивая документов на машину. Может, увидели на капоте схему "Париж-Минск-Москва-Париж"? А может, просто лень было выходить из будки для проверки. Поляки быстро проштамповали паспорта, даже не поинтересовавшись, что мы везем в багажнике. Потеряв еще 5 минут на посещение платного польского туалета (1,5 злотых при курсе к доллару 4,1:1), в 4 утра отправились в тяжелый путь по польским дорогам. Как нам уже приходилось писать раньше, в Польше для экономии времени нужно ехать, четко соблюдая правила. И ночью к тому же нужно помнить, что полицейские в случае вашего нарушения имеют право останавливать вас только в населенных пунктах, на специально оборудованных машинах. Причем с обязательным включением "мигалки" для подкрепления команды остановиться.
Цена дизтоплива в Польше — 2,6 zl, что заметно дешевле, чем в Германии. Хоть это как-то компенсирует неприятные впечатления от узких польских дорог, перенасыщенных как дорожными знаками, так и рекламными щитами, сплошь и рядом отвлекающими водителя от дорожной обстановки.
В 5 утра в кафе на заправке решили перекусить. Белорусы предпочитают традиционные польские "фляки" (острый горячий суп из сваренных мелконарезанных кусочков телячьих желудков), француз выбирает свиную "голенку" с жареной картошкой и салатом. "Фляки" для него, похоже, ассоциируются с блюдом для бедных. Ну и ладно. А нам главное — горяченького хлебнуть, а то без привычных мамкиных борщей там, во Франции, за 2 недели командировки уже укрепилось непреходящее чувство неудовлетворенности от еды…
И снова в путь. Перебирая в памяти необходимые меры предосторожности при движении по польским дорогам, замечаем еще один, на наш взгляд, недостаток автомобиля: центральный замок управляется либо кнопкой на ключе, либо на панели. Поэтому изнутри закрыть по отдельности каждую дверь невозможно. Либо закрываешь все сразу, но при открытии изнутри любой из двери команда аннулируется, либо не закрываешь ни одной. Наверняка с точки зрения европейца такое приспособление выглядит более современным, но с учетом наших несколько отсталых традиций необходимой самозащиты на дорогах французы могли бы оставить классический вариант, когда каждая дверь имеет свою собственную защелку.
Как в Беларуси, так и в Польше все транспортные средства должны быть оснащены огнетушителем, аптечкой и знаком аварийной остановки. Помнится, еще 2-3 года назад польские таможенники на границах и полицейские на дорогах весьма ревностно относились к обязательности выполнения данного требования. Не ошибемся, сказав, что многие тысячи дойчмарок в виде штрафов "переплыли" из карманов перегонщиков в фирменные кителя польских стражей порядка именно за это нарушение. Лишь в последний год с этим стало поспокойнее, но мы по старой привычке весьма дисциплинированны. Весь комплект необходимой оснастки привезли в Париж еще из Минска, поскольку в Европе это стоит в 2-5 раз дороже.
Тут следует еще отметить большущий плюс обустройства салона Scenic. Этот автомобиль не зря называют машиной для контрабандистов. Во всяком случае, здесь уйма всяких ящичков, ниш, карманов, бардачков. Это не считая двух больших ящиков под ногами у задних пассажиров, где мы хранили продукты на дорогу и аптечку (температура там пониже, чем в салоне), и двух закрывающихся ниш в боковых стенках в багажном отсеке, где легко разместились огнетушитель, знак аварийной остановки и масса разных мелочей.
Варшаву объезжать по грузовому маршруту не стали, хотя такую мысль нам пытались навязать еще в Минске те из наших знакомых, кто часто ездит через Польшу в Европу и обратно. Если все документы в порядке, и вы не нарушаете правил дорожного движения, то вам нечего бояться польской столицы. Разве что в будние дни с 8 до 9.30 и с 16.30 до 19.00 вас могут подстерегать пробки, а в остальное время лучше ехать напрямик через город.
Итак, самый короткий путь от Франкфурта до Тересполя через Варшаву мы проехали за 9 с половиной часов. Расстояние — 690 км. На белорусской границе очередь только на растаможку, машин 40. Это много. У отъезжающего после оформления документов россиянина спрашиваем, сколько времени ему пришлось здесь проторчать. 9 часов! Это явно выпадает из сложившегося за последнее время представления о том, что происходит на КПП "Варшавский мост". По мнению самих таможенников, наряды которых сейчас значительно сокращены по сравнению с "пиковыми" временами, когда эти очереди были большой головной болью, такой наплыв — скорее исключение, чем правило. Подавляющее большинство приобретенных за рубежом иномарок следуют в Россию. Их хозяева нехотя и с недомолвками объясняют, что из-за боязни повышения таможенных пошлин (в России по-прежнему такие вопросы приурочиваются к окончанию года, квартала, сезона) они решили не рисковать и ввезти машины до боя курантов на Спасской башне. К тому же в Европе рождественские каникулы длятся более 10 дней, а это значит, что будет естественный перерыв в работе перегонщиков.
Еще одно новшество, облегчающее жизнь россиянам. Если раньше им приходилось оставлять в Бресте залог в 500 долларов США за право провезти иномарку через Беларусь для растаможивания в России (и потом за этим залогом приходилось приезжать в будний день в Брест), то теперь они предъявляют бумаги о предварительной уплате в России таможенной пошлины на этот автомобиль и спокойно следуют к месту назначения. Если бы еще убрали феодальные пережитки в виде 35-долларовой уплаты белорусским транспортникам за транзит российских машин по территории Беларуси да 10-долларовой мзды в карман брестскому горисполкому "для развития инфраструктуры города" за проезд через территорию Бреста (что не только порочит, но уже и позорит нашу республику в глазах мировой общественности), то, глядишь, транзитный поток автомобилистов смог бы действительно помочь развитию дорожно-транспортной инфраструктуры вдоль белорусского участка магистрали трассы Берлин-Москва…
Особых злоключений на границе удалось избежать благодаря найденному нами взаимопониманию с таможенниками и их уважительному отношению к белорусской автомобильной прессе. Временный ввоз нашего RX4 мы оформили во внеочередном порядке за каких-нибудь 30 минут. Еще 5 минут — на страховку машины (с этим мы полностью согласны, поскольку это вполне цивилизованное требование), и — дальше в путь. На часах — 16.30 по минскому времени.
Кстати, возвращаясь к платежу за временный ввоз, мы задаем себе риторический вопрос: а почему мы должны платить деньги (у нас это было DM 93) в этом случае? Нашему французу Себастьяну резон этого мы вообще не сумели объяснить. Ведь ясно, что машина нам не принадлежит, на ее техпаспорте стоит владелец — Renault Presse, Париж. У нас лишь договор на аренду машины в течение 15 дней, то есть переоформить в условиях Беларуси эту машину практически невозможно, тем более без уплаты таможенных платежей. Тогда почему же берутся деньги за временный ввоз этого транспортного средства? Ответ простой: потому что! В очередной раз какой-то ушлый чиновник нашел возможность пополнения дырявого донельзя бюджета за счет тех, у кого есть деньги. Раз нет денег, нечего везти сюда машины с иностранными номерами!
На заправке "Лукойл" "заливаемся" до полного бака и снова рассчитываем расход топлива. С учетом щадящего режима движения по польским дорогам (от 60 до 100 км/ч) наконец-то вышли почти на нормативный показатель: 7 литров солярки на 100 км пути.
Подъезжая к Барановичам, RX4 попал-таки в те условия, где его эксплуатация наиболее полезна. Температура упала до -4оС, а идущий обильный снег превратил дорожное покрытие в месиво. Редкие водители осмеливаются ехать со скоростью более 70 км/ч, мы же уверенно бороздим это временное бездорожье, не сбрасывая скорость ниже 100 км/ч. На некоторых свободных участках проверяем эффект торможения: замечаний нет. Мягко отзывающаяся в педали тормоза АБС не дает возможности заблокировать колеса, и заноса практически нет. Снижаю скорость до безопасной для таких маневров отметки в 60 км/ч и умышленно, с одновременным торможением и поворотом руля, пытаюсь сорвать машину в занос. Это удается, но отпустив педаль тормоза, легко возвращаю машину на ее первоначальную траекторию. RX4 бодренько разбрасывает комья грязной снежной массы по сторонам и уверенно движется по направлению к Минску.
В столице снегопад еще больше усилился. Снегоуборочные машины не поспевают добраться до отдаленных районов, а потому мы, въезжающие в родную Малиновку, пожалуй, единственные из всех участников дорожного движения, кто искренне радуется временному бездорожью на улицах. Еще бы! У нас же постоянно включенный полный привод, и мы наконец-то можем ощутить в полной мере проходимость и устойчивость нашего Scenic.
За два дня, что Renault Scenic провел в Минске, его смогли увидеть многие. Во всяком случае, в дневное время наш новоявленный "французский джип" то озорно "штамповал" километры по столичным магистралям, с места в галоп срываясь на перекрестках, в то время как остальные пытались хоть как-то найти сцепление своих колес со скользким покрытием, то, смело преодолевая бордюры и снежные ловушки, "прогуливался" по бездорожью городских дворов и парков. Расклеенные логотипы, в особенности на задней, самой красивой части RX4, где по традиции размещена у внедорожников "запаска", ни у кого не оставляли сомнений, что это проходил тест-драйв журнала "АБС". И реакция окружающих была однозначной: машина нравилась как своим дизайном, так и своими внедорожными качествами…
Дорога в Москву, вопреки нашим самым мрачным прогнозам по поводу прохождения границы и оформления временного ввоза на территорию России, оказалась на удивление легкой. У белорусского милиционера, стоявшего у знака "STOP", мы поинтересовались "как там у нас на родине?", даже не отдавая себе отчета, о какой такой родине мы говорим. Наш собеседник ответил бодро "все нормально", тоже, видно, не представляя, о чем шла речь. Ведь машина была с французскими номерами, сами мы ехали в сторону России, а на машине были наклейки "Париж-Минск-Москва"…
На российской стороне нас и вовсе не останавливали. Хотя за месяц до этого, когда мы ехали в Москву на машине с белорусскими номерами, нас заставили потерять около часа на оформление временного ввоза машины на территорию России. Обидно, когда тебя заранее принимают за незаконопослушного гражданина, стремящегося любой ценой обмануть государство, даже если у тебя и в мыслях подобного не возникает. Где же ваша пресловутая презумпция невиновности, братья-славяне?
Российские дороги оказались похуже нашей "олимпийки". Температура упала уже до минус 17, и наш французский участник экипажа с широко раскрытыми глазами любовался прелестями природы и погоды, забыв про усталость и дремоту, на каждой остановке пытаясь попробовать руками, что же такое настоящий снег. Там, во Франции, его приходилось видеть лишь в горах, но, по мнению француза, это совсем другие ощущения. Здесь снег был рассыпчатый и жгучий и лежал не твердым утоптанным пластом, а как мягкая белая перина".
Пятница, 29 декабря. 10 часов утра.
До Дмитрова добрались быстро, несмотря на скользкую дорогу. Лишь в одном месте удивление и восхищение местных гаишников подкрепилось жестом "остановиться". Причем интересовали их отнюдь не бумаги на машину или мое водительское удостоверение, а характеристики автомобиля. После 3-минутного рассказа мне пришлось попросить перенести наш брифинг на более позднее время, поскольку на автодроме нас уже с нетерпением ждали.
Как только мы въехали на территорию полигона, неожиданно пошел обильный снег, и небо стало сумрачным, как перед рассветом или перед большим дождем. Пришлось включать фары. Вот тебе и условия съемки в дневное время…
Больше всего нас, разумеется, интересовала проходимость RX4 в условиях нерасчищенной от снега дороги. Надо сказать, что с этим заданием Scenic, управляемый гонщиком Ильей Резниченко, вполне справился. Даже загнав его по самое "донельзя" в снег, российский пилот смог выехать обратно, причем, к нашему удовольствию, за счет высоких оборотов двигателя поднимая пелену снежной пыли. Фотокамера не переставала запечатлевать исключительные фрагменты жизни нашего RX4. По всей видимости, подобное ему еще вряд ли когда-нибудь удастся пережить.
Что же касается управляемости, то, по словам Ильи, машина очень послушна. Выехав на специальную площадку, гонщик, словно всадник, заставил этого "четырехколесного коня" поочередно двигаться то левым, то правым боком, четко контролируя занос. При прохождении виражей, несмотря на скользкое покрытие из уплотненного снега, Scenic четко выполнял команды, то уходя в занос, то возвращаясь из него, но все время оставаясь в допустимой зоне заданной траектории.
Попробовали подняться поочередно на подъемах в 30, 40, и 50 градусов. Разумеется, в сухую погоду с этим бы не было особых проблем, а в скользкую нам больше интересно было поведение машины, чем ее способность подняться на такую крутую горку. Вот тут-то Резниченко и отметил одну неприятную недоработку: невозможность отключения АБС. В обычных условиях в этом нет необходимости, но если вам приходится двигаться где-нибудь в горах, то АБС в случае скольжения машины назад может только помешать. Поскольку, по мнению Ильи, выровнять машину в случае скольжения "спиной" с отключенной "антиблокировкой" гораздо проще, чем с задействованной. Во всяком случае, у водителя всегда должен оставаться выбор…
В остальном же к машине особых замечаний со стороны пилота не было. Разве что мощности спортивному гонщику хотелось бы побольше, да большей тяговитости на низких оборотах, чтобы ускорить разбег машины с места.
1 января, 12.00.
Васильевский спуск у Храма Василия Блаженного. Надо полагать, в новом тысячелетии машин с французскими номерами, да еще из числа автомобильных новинок здесь, у стен Кремля, до нас еще не было. Но не будем уж слишком зазнаваться — пора отправляться по обратному маршруту. Теперь это должен быть самый короткий путь из Москвы до Парижа.
Кстати, нелишне будет добавить, что в российских условиях расход топлива увеличился на полтора литра по сравнению с использованием машины в аналогичных условиях в Европе. Морозы? Да, частично, хотя, по большому счету, на прогрев утром двигателя без движения мы практически тратили не более 2-3 минут. Качество топлива? Безусловно, да! Взять хотя бы такую ситуацию на одной из АЗС в Смоленской области.
— Скажите, у вас зимнее дизтопливо?
— Конечно, все соответствует необходимым стандартам!
— Понимаете, мы журналисты и проводим испытания французской новинки. Нам нельзя запороть двигатель из-за некачественного топлива. Если у вас хорошая солярка, то мы зальем 50 литров — до полного бака. Если нет, то мы ограничимся десятью литрами, а потом добавим, где топливо будет получше.
— Ребята, хотя у нас по документам все соответствует сертификатам, но лучше вы залейте здесь только 10 литров. Через 50 км будет заправка получше, там и дольете остальное…
Как тут не вспомнить одного из героев "Джентельменов удачи", получившего срок за то, что разбавлял бензин ослиною мочою…
Более того, увлекшись детальным выяснением действительного расхода топлива, мы определили еще и то, что на российских АЗС недолив топлива составляет от 5 до 10%, хотя на колонках "цифирьки" крутятся, казалось бы, в нужную сторону и с нужной скоростью. Вот вам и третья причина перерасхода; пожалуй, самая основная.
На наше удивление, ГИБДД России по-прежнему милостиво относилась к нашему тесту. Или у инспекторов от созерцания новинки не хватало мыслей, чтобы затормозить нас для проверки документов, или на них настолько действовали французские номера, но практически ни разу нам не пришлось останавливаться на постах российской дорожно-патрульной службы. А поскольку мы придерживались четкой дисциплины в смысле соблюдения ПДД, то явных причин для нашей остановки у инспекторов не было.
Отправление из Минска 3 января было немножко грустным оттого, что завершается очередной этап нашего пробега, и немножко радостным оттого, что он пока завершается без каких-либо осложнений. 16.30. Стартуем в направлении Бреста.
20.30. Мы на переходе "Варшавский мост". Спасибо нашим доблестным пограничникам, позволившим нам избежать многочасового стояния в очереди "челноков", изо дня в день занимающихся своим рутинным делом по зарабатыванию денег спирто-сигаретным бизнесом. Через 50 минут пошел отсчет километров европейского зарубежья. Кстати, от Москвы до КПП на Буге — 1080 км".

Из дневника Себастьяна Констанса
Место переднего пассажира просторным не назовешь. Если отодвинуться до упора назад, то заднему пассажиру практически совсем некуда девать ноги (сделаем скидку нашему французскому товарищу за его категоричность — его рост как-никак был 202 см, а компактные минивэны в общем-то предназначены в первую очередь для людей среднего роста, а не для великанов. — В.В.). Ящичков и ниш полно повсюду, но в целом их размеры достаточно скромные. Например, литровую бутылку воды, тем более литровый термос, поставить некуда. А жаль: приходится все время отвлекаться, чтобы термос не опрокидывался под ногами.
Что касается дорожного поведения, то широкая резина дает водителю больше спокойствия за устойчивость автомобиля, то есть так называемое "уверенное ощущение дороги". Вместе с тем, как и другие модификации Scenic, RX4 испытывает достаточно сильный крен при прохождении на скорости крутых виражей.
Благодаря 4 ведущим колесам RX4 обладает хорошими динамическими характеристиками. На скорости около 130 км/ч чувствуется, что управление становится более легким, а нейтральное положение руля — более "размытым".
Насчет амортизаторов отметим, что конструкторам наверняка пришлось столкнуться с проблемой, обычной для всех автомобилей, имеющих большой багажник. Подвеска машины регулируется в зависимости от веса, приходящегося на каждую ось. Таким образом, когда багажник заполнен, нагрузка на заднюю ось может увеличиваться почти вдвое. То есть логично было бы иметь регулировки для автомобиля пустого и с грузом. Но практически это неосуществимо. Поэтому разработчики стараются найти компромиссное решение. К тому же, задняя подвеска всегда должна быть более жесткой, чем передняя, чтобы избежать эффекта, когда после наезда на выпуклость на дорожном покрытии автомобиль проделывал то же движение, что лошадь при галопе. В результате на незагруженном автомобиле после таких выпуклостей "задок" ведет себя несколько суховато, оставляя впечатление плохой фильтрации дорожных неровностей.
В целом же впечатления от регулировок подвески RX4 положительные; конструкторам удалось сделать их достаточно гомогенными, чтобы обеспечивать одновременно и безопасность управления автомобилем, и комфорт для пассажиров.

Из дорожного дневника
Европа вновь встречает нас оттепелью. Свернув под Ганновером со второй дороги на седьмую в сторону Касселя, мы почувствовали, как хорошо живется европейцам. На улице начало января, а у них плюс 5 градусов по Цельсию. Возле Гессена мы взяли направление Кобленц-Люксембург. А приехав в это герцогство современных "люксембуржуа", мы вновь залили самое дешевое в Западной Европе топливо и отправились в последний этап путешествия — на Париж, до которого оставалось всего 320 км. Правда, усталость, накопленная за время автопробега (обратно мы возвращались уже только вдвоем с нашим французом Себастьяном), диктовала свои условия. Мы поехали по платному автобану, чтобы прибыть во французскую столицу часам к 11 вечера. Это удовольствие стоило дополнительных 12 долларов, зато мы сэкономили время и силы.
Район Порт Берси, со стороны которого мы подъехали к Парижу, светился праздничными огнями, как, впрочем, и вся столица. Эйфелева башня, ажурно "протыкающая" ночное январское небо, встречала нас, вернувшихся к ней через границы тысячелетий. Здравствуй, Париж! Привет культурной колыбели Европы! Пробег Париж-Минск-Москва-Париж закончен. Так сказать, наша ПЕРВАЯ ласточка великих проектов. Завтра утром — домой, на заслуженный недельный отдых, или каникулы, как угодно. Дело сделано…

Мы готовы сделать Вам выгодное предложение - сауна екатеринбург с бассейном цены.
ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статьяRenault Avantime
Следующая статьяRenault Megane II Cabrio

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here