Тысяча долларов за ночь с шейхом

0
544

Одна из “жертв работорговцев” рассказала “Салідарнасці”, чем на самом деле занимались в ОАЭ белорусские модели.Один из самых жестких судебных приговоров минувшего года достался десяти руководителям модельных агентств. На закрытом процессе их признали виновными в трафике белорусок за рубеж для занятия проституцией.
Выйти на контакт с девушками, посещавшими ОАЭ, оказалось чрезвычайно сложно. Летом прошлого года одна из них согласилась рассказать «Салідарнасці» о том, как белорусские (и не только) красавицы проводили время в этой стране. Но в последний момент она передумала.
Спустя несколько месяцев нам удалось связаться с Мариной (имя изменено), в прошлом моделью. Вместе с группой девушек она один раз выезжала в Абу-Даби.
В начале уголовного расследования, когда руководители агентств уже были под следствием, девушку вызвали в милицию как потерпевшую. На первой же встрече со следователями ее допросили с помощью детектора лжи.
Вскоре Марина, опасаясь за свое будущее, покинула Беларусь. Так же поступили многие ее подруги — тоже модели, тоже посещавшие ОАЭ и тоже прошедшие через милицейские кабинеты. К слову, в качестве «потерпевших» там побывали почти пятьсот белорусских моделей. В результате, руководители агентств, таких как «Зара», «Грация», «Мэдисон», были приговорены к лишению свободы на сроки от 8 до 12 лет с конфискацией имущества и выплатой крупных денежных компенсаций потерпевшим.
Мать двоих детей Кира Атаева по обвинению в создании преступной организации и руководстве ее структурным подразделением получила самый большой срок — 12 лет лишения свободы. Следователи считают, что она завербовала и организовала вывоз за рубеж более 400 девушек, в том числе порядка 100 несовершеннолетних.
Как это выглядело на самом деле, рассказывает Марина.
ОАЭ: праздник, который всегда с тобой
— Никого из моделей организаторы не вводили в заблуждение по поводу поездок в ОАЭ. Каждые две недели из Беларуси в Эмираты вылетала группа из восьми девочек. Все знали, что билеты оплачивает белорусская сторона, а после поездки их стоимость нужно возместить Кире Сергеевне.
В Эмиратах девушек ожидал отдых среди принцев и королей ОАЭ, Иордании, Бахрейна, за который тогда — в 2002 году — еще и приплачивали почти 500 долларов. Были и бонусы — средства на шопинг, призы на конкурсах.
Все девушки знали, что возможен секс за деньги. Многие, чтобы больше заработать или построить отношения с высокопоставленной персоной, шли на это. В итоге, через две недели можно было привезти из такой поездки в среднем 3-4 тысячи долларов. Но, однозначно, заниматься сексом, если у тебя нет желания и интереса, никто никого не заставлял.
— Как отбирались девушки для поездок в Эмираты?
— Был возрастной ценз — до 25 лет. Сначала в ОАЭ отправлялись студийные фото моделей, и оттуда уже приходил заказ на конкретных девушек.
Как правило, побывать в такой поездке можно было только один раз, поскольку там постоянно ждали новых лиц. Но некоторые девушки ездили по 7-8 раз. Это значит, что у них с кем-то из шейхов или их окружения сложились тесные отношения.
— Правда, что кто-то делал пластические операции, только чтобы вновь поехать в Эмираты?
— Таких случаев я не знаю. Всё-таки там не зарабатывались суммы, которые могли бы оправдать пластику. Но знаю, что некоторые девушки, которые отбор не проходили, устраивали новые фотосессии, чтобы отправить другие фотографии. Это делалось в надежде, что их выберут в следующий раз. Некоторых моделей к руководству агентства приводили мамы с просьбой отправить дочерей в ОАЭ.
— С какими ощущениями ты сама летела туда?
— Я хотела этой поездки, и даже расстроилась, когда с первого раза по фотографиям меня не выбрали. Все девочки, которые оттуда возвращались, были очень довольны. У кого-то там складывались сексуальные отношения, но в Минске это не обсуждалось.
В принципе, я тоже не исключала возможности таких отношений. А точнее, была готова к love story.
В итоге, у меня ничего подобного так и не произошло. Во-первых, шейхи были уже очень избалованы женским вниманием. Во-вторых, была большая конкуренция (отдыхали почти 80 моделей из разных концов света — Беларуси, Бразилии, Молдовы, Украины, США). В-третьих, важно было определить, кто из мужчин является высокопоставленной персоной. А это не так-то просто. Сами понимаете, радости от того, что завяжешь отношения с водителем, а не с шейхом, никакой.
— Какая программа была во время твоего визита в Абу-Даби?
— Модели из разных стран жили отдельно друг от друга. В основном, всем было по 17-19 лет.
У белорусок была большая охраняемая вилла. Там мы отсыпались, завтракали, оттуда выезжали на экскурсии или по магазинам.
На ночь нас привозили на огромную крытую территорию, где были апартаменты, бассейны, кинотеатр, рестораны, тренажерные залы. Там все знакомились, общались, купались, попивали мартини. В общем, наедали бока. Всё это напоминало клип про красивую жизнь, где девочки выступали в роли райских птичек.
В тот период большинство шейхов находились в Лондоне. Так что в какой-то момент толпа девчонок просто не знала, чем еще себя развлечь. Те, кто бывал здесь несколько раз, рассказывали, как охмурять богатых арабов, кто из них шейхи, кто помощники шейхов.
Примерно за три дня до нашего вылета домой состоятельные мужчины вернулись из Лондона, и, как я поняла, началось традиционное времяпрепровождение. Были танцевальные конкурсы. Но не какие-то эротические танцы, а, к примеру, национальные. Победившие девушки получали денежные призы.
Или мужчины играли в волейбол, а девушки болели за команду того шейха, по приглашению которого они прилетели. Если его команда выигрывала — все получали подарки. Ближе к утру за отдельную сумму шейх мог пригласить девчонок к себе на виллу на after-party.
— Но секс за деньги всё-таки тоже присутствовал.
— Да, но повторюсь, никто к этому не принуждал. Да и чтобы на тебя обратили внимания, нужно было хорошо постараться. Сама себя не проявишь — никто не посмотрит в твою сторону. За ночь с шейхом можно было заработать тысячу долларов и выше.
— Что думаешь об этих поездках сейчас?
— Королевские особы и их окружение, которых я тогда видела — люди воспитанные, с хорошим образованием и хорошим отношением к женщине. Для них такой отдых — это привычный образ жизни. Думаю, что если бы моя жизнь сложилась иначе и я не встретила вторую половину, поехала бы в такую поездку снова.
Беларусь: суровая действительность
— Первый раз в кабинет к следователям я попала в конце лета 2005 года. Мне было 22 года. В качестве кого я там нахожусь, мне не сказали (только во время второго визита сообщили, что в качестве потерпевшей).
Меня окружили пять следователей. Они сказали, что пока определяют: кто помогал в организации поездок в ОАЭ, кто правая рука, кто левая рука. И понеслось…
На протяжении шести часов меня оскорбляли, угрожали уголовным преследованием, задавали множество вопросов. Что-то звучало про торговлю людьми, что-то — про поставки моделей российским олигархам.
— Без повестки ты могла не приходить туда.
— Но кто знал тогда?! Мне обрывали сотовый телефон, кому-то из девочек говорили, что если не явятся, сообщат в институт или родителям на работу.
Многие действия со стороны правоохранительных органов были неправомерными. Но расследование началось неожиданно, и все девочки были напуганы. Почти никто не знал, как себя вести.
Перед допросом мою сумку и телефон забрали. Ответы, хоть я и считалась потерпевшей, проверяли на детекторе лжи.
Таких оскорблений, как от следователей, я не слышала больше никогда. Например, звучало: «Сидишь тут с маникюром и прической… К чему, посмотрев на тебя, будут стремиться молодые девушки?!»
Или: «Ездишь отдыхать по заграницам. Небось с женатыми мужиками, у которых дома остаются жены с детьми!»
Или: «Почему замуж не выходишь? Даже в нашем отделе молодых и неженатых хватает».
Помню, как в кабинет заглянул один из них, крикнув: мол, ну сколько можно ждать этих проституток.
Так что приговор, по большому счету, они нам вынесли сразу.
— После этого ты и решила уехать?
— После первого допроса я три дня в ужасе сидела дома, боясь выйти на улицу. От каждого стука в дверь падала в обморок. Потом меня вызывали в милицию еще несколько раз.
Я не хотела там появляться, но мне звонили, приходили домой. За некоторыми другими девушками, знаю, следили. Одну приятельницу ждали вечером возле подъезда, а когда она подошла — взяли под руки и отвезли на допрос.
Я не хотела жить в постоянном страхе. Вот и уехала. Также поступили многие мои подруги. Считаю, что люди, которых осудили, не заслужили таких приговоров и не должны гнить в тюрьме.
Для меня и многих других моделей визиты в ОАЭ были одними из лучших моментов в жизни. К сожалению, некоторым людям, которые были обвиняемыми в этом показательном процессе, эти поездки искалечили судьбу.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here