Пьяный бизнесмен из Бреста укусил милиционера

0
4

Сергей Николаевич, тридцати шести лет, имеющий высшее образование, – директор достаточно хорошо известного в городе частного предприятия, специализирующегося на производстве мебели. Некоторые его действия, недавно ставшие предметом судебного разбирательства, довольно колоритны и не совсем согласуются с образом современного бизнесмена. Однако по порядку.Был погожий пятничный день, время обеденное. Как впоследствии пояснял сотрудникам милиции сам Сергей Николаевич, он выпил около 50 граммов водки по весьма уважительной причине: был день рождения отца. После чего директор решил совершить небольшой, метров в двести, бросок на своем «Форд-Транзите» до гаража, однако доехать до автопристанища было не суждено – на улице Гродненской дорогу ему перешли сотрудники ДПС ГАИ. Без пустых ведер, но с подозрением, что мужчина находится за рулем немножко подшофе. Что и подтвердилось при первом же органолептическом контакте. То есть вид водителя и аромат, исходящий из салона, были совсем не фреш. Кстати, как впоследствии выяснилось, подозрения у сотрудников ДПС появились не от зоркого глаза да острейшего обоняния, а от анонимного звонка некоего «доброжелателя». Мол, такой-то на таком-то авто едет, слегка усугубив.
Сергей Николаевич честно сознался: да, есть немного, после чего был доставлен для проведения соответствующего освидетельствования в Северный городок, где находится широко известный уже не в узких кругах наркологический диспансер. Ввиду того, что бурного желания на подобный вояж у нарушителя не было, на период перевозки на него были надеты наручники. Правда, по прибытии от оков Сергея освободили. В БОНДе от освидетельствования директор отказался, как и от подписания протокола. Мол, я ведь и так сознался.
По словам предпринимателя, когда на него перестали обращать внимание, он решил, что уже свободен, и вышел в коридор, к выходу. В это время стражи опомнились и последовали за ним. Далее показания сторон – Сергея Николаевича, сотрудников милиции и частично работника наркодиспансера – ощутимо различаются, поэтому предоставим слово материалам уголовного дела: «…Пытался выйти из здания, на требование сотрудников милиции прекратить движение не отреагировал и, взобравшись на стулья, расположенные в фойе здания УЗ «БОНД», в целях воспрепятствования законной деятельности… размахивал ногами. При пресечении его неправомерных действий и применении физической силы и специальных средств (наручников) укусил инспектора Т. за левую кисть, причинив ему легкие телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья, в виде двух ссадин на четвертом и пятом пальцах левой кисти».
В ходе судебного заседания Сергей Николаевич свою вину признал частично и от дачи показаний отказался. В связи с чем были использованы его показания, данные в ходе предварительного следствия. В частности, в том, что задержанный специально никого не кусал, а когда сотрудники милиции уложили его на пол и надевали наручники, одна рука инспектора находилась возле его лица (результат захвата за шею), и Т. провел ею возле рта Сергея таким образом, что задел передние нижние зубы, вследствие чего повредил палец руки. То есть все произошло случайно, сам о зубы, так сказать, порезался.
Правда, уже будучи в наручниках, как утверждает в своих показаниях милицейско-наркологическая сторона, задержанный бился головой о стену, пытаясь причинить себе вред. Это очень напоминает жестокую народную шутку: задержанный споткнулся на лестнице, и так шесть раз подряд. Жаль, что не нашлось (или не искалось?) свидетелей, не имеющих отношения к милиции или наркологии.
В конечном итоге суд Ленинского района Бреста признал Сергея Николаевича виновным в насилии по отношению к сотруднику органов внутренних дел с целью воспрепятствовать его законной деятельности, то есть в совершении преступления, предусмотренного статьей 364 Уголовного кодекса Республики Беларусь, и с учетом всех обстоятельств (привлекается к уголовной ответственности впервые, имеет на иждивении троих несовершеннолетних детей, положительные характеристики, наличие постоянной работы и т. д.) назначил ему наказание в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа сроком на два года. В силу закона Республики Беларусь от 1 июля 2010 года «Об амнистии…» срок наказания сокращен на один год.
Правда, возникает и другой вопрос: так ли уж необходимо было заковывать в наручники человека, который признал административное правонарушение и, скорее всего, подписал бы протокол на месте и впоследствии заплатил бы штраф? А так озлобили человека, у которого впереди было запланировано семейное торжество.

  Иван Орлов, "Вечерний Брест"

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here