Завершился фестиваль "Славянский базар в Витебске"

0
0

Безусловно, это настоящий белорусский бренд, но в последние годы он производит неоднозначное впечатление.

Квас за час и фанера за сотни тысяч

Фестивальный Витебск встречает гостей радушно. Думаю, многие уезжают очарованными неожиданно просторным и уютным, вполне европейским городом. В фестивальные дни не покидает ощущение праздника: подсветка и фонтаны, парящие в небе воздушные шары, музыка, доносящаяся с концертных площадок, ярмарки и переполненные уличные кафе.
Правда, мои знакомые витебчане никакого особого душевного подъема в связи со “Славянкой” (так называют фестиваль в народе) не испытывают. Они уже привыкли к одним и тем же лицам, которые приезжают с концертными номерами, к одному и тому же течению празд-ника: концерты — выставки — город мастеров. Будучи в фестивальном Витебске впервые, этому спокойствию местных жителей, которое граничит с равнодушием, поражаешься. Но приезжая сюда снова, начинаешь их понимать. Восторг первого впечатления проходит быстро, и замечаешь, что в напоминающем муравейник городе мастеров толпам народу приходится в тридцатиградусную жару простаивать длинные очереди за прохладительными напитками, потому что точки их реализации можно по пальцам пересчитать. Или что рядом с аутентичной белорусской керамикой продается низкопробная китайская бижутерия. Или — и это самое неприятное — что и в наши дни, когда публика стала взыскательнее, а “Славянский базар” не просто фестивалем, а символом белорусской культуры, над Витебском по-прежнему пролетает фанера.
Не так давно, кстати, вопрос “неживого” звука от наших музыкантов поднимал министр культуры Павел Латушко. Пообещал даже выжечь фоно-грамму каленым железом. Дело хорошее, но здесь, наверное, как раз тот случай, когда начинать надо не с малого (то бишь с исполнителей, раскрутившихся благодаря 75 процентам белорусской музыки в радио-эфире), а сразу с большого — с уважения к зрителям самого крупного нашего фестиваля. Это ненормально, когда лучший музыкальный проект Европы по версии MTV — турецкая группа maNga — с потрясающим драйвом вживую, даже не под “минус 1”, играет мини-сольник в рамках концерта “Звезды Евровидения”, билеты на который стоили по 15 тысяч, но вынуждена фанерить на дорогущем концерте открытия.

Спасибо, Петя

Собственно, в этом году я поехала в Витебск именно на звезд “Евровидения” посмотреть. Для меня хэдлайнерами были как раз maNga, перспективные македонцы из Next Time, обладатель Гран-при конкурса молодых исполнителей на “Славянском базаре-1999”, а ныне мегазвезда на Балканах Желько Йоксимович и Арель Скаат, представлявший Израиль на “Евровидении” этого года. Последнего так и не дождалась, хотя его имя и красовалось на витебских афишах. Как и Александра Панайотова, кстати, но его отсутствие не расстроило. Тоже камень в огород организаторов. Нет артиста — снимайте афиши, меняйте программу на сайте, но только не надейтесь, что никто ничего не заметит.
В целом концерт на обновленной площади Победы, которая считается самой большой в Беларуси, был неплох. Но опять же — живые (хоть иногда и вокально ужасные, как у небезызвестного Томаса Невергрина) выступления перемежались фанерой. Это на сборных концертах модно, как я посмотрю. Наиболее ярко выраженной она была у групп “Премьер-министр” и “Блестящие” (присутствие последних в числе участников концерта никак не обосновано), а также, что особенно неприятно, у Руслана Алехно, который явно может обойтись и без нее.
Вообще из белорусских исполнителей лучшим в тот вечер был Петр Елфимов. Можно по-разному относиться к скандалу вокруг его участия в “Евровидении”, но когда ты как зритель видишь, что артист поет на максимуме своих возможностей, это подкупает. Он действительно золотой голос Беларуси. И песня у него, тогда, в 2009-м, была, по-моему, отличная. Во всяком случае, и год спустя при живом исполнении пробирает до мурашек. Кстати, в этом году на конкурсе молодых исполнителей “Взгляд любви” Елфимова под аккомпанемент оркестра исполнил Васил Стоянов из Болгарии.
Зажгли румыны, занявшие на “Евровидении” этого года третье место. Томас Невергрин решил сфотографировать зрителей себе на память. Говорят, на площади было 20 тысяч человек. Летний амфитеатр вмещает чуть больше шести тысяч. Но я все же думаю, лучше было перенести этот концерт на нормальную сцену. Публику, по большому счету, расшевелили под самый конец лишь турки.
Зато ночной (вроде как дискотечный), по традиции фанерный, концерт под названием “Танцуй до утра”, который прошел как раз в Летнем амфитеатре, то и дело вызывал у зрителей желание подняться с места и изобразить пару па. Но к ним тут же подходили люди в штатском и очень вежливо просили сесть на место. Фестиваль парадоксов. Этот концерт бы на площадь — и все проблемы решены. А тот — в амфитеатр с билетами чуть дороже. Кто захочет, все равно пойдет — это к вопросу о выручке.

Гран-при для Дамира

Вообще в этом году многие сетуют на программу фестиваля: дескать, все нормальные артисты к нам уже приезжать не хотят. Не согласна. А Дмитрий Хворостовский? А Нино Катамадзе? А наши, доморощенные “Троица” и “Серебряная свадьба”? А авторский джаз-проект Олега Скрипки? А бенефис Раймонда Паулса в сопровождении нашего Национального концертного оркестра? Всё это очень круто, и то, что на “Славянском базаре” наконец-то звучат имена, имеющие отношение к настоящему искусству, а не просто к шоу-бизнесу, делает честь его дирекции. Эту тенденцию нужно обязательно развивать и не останавливаться на достигнутом. Я бы посоветовала организаторам в следующем году обратить внимание на балканских исполнителей. Открыла для себя их пару лет назад и была поражена. Вы даже не подозреваете, какую самобытную и качественную музыку сохранили в наше время страны бывшей Югославии, имеющие к славянской культуре не последнее отношение. Думаю, сборный живой концерт того же Йоксимовича и сотоварищи для многих скептиков стал бы откровением.
Для дирекции фестиваля огромное значение имеет вопрос окупаемости праздника. Думаю, в этом году ситуация их порадует, на некоторые концерты билеты размели за пару дней, как только открылись кассы. Но на конкурс исполнителей эстрадной песни попасть стремились немногие. Он явно нуждается в более сильной раскрутке, поскольку уровень его с каждым годом растет. У конкурса совершенно правильная концепция, идеально вписывающаяся в идею фестиваля, и неизменно сильный состав участников. Особенно приятно, что уже второй год подряд за Беларусь поет представитель Гомельщины. Правда, в этом году результат нашего посланца оказался скромнее: Денис Вершенко разделил третью премию с Динарой Султангалиевой из Казахстана и Йоце Пановым из Македонии. Получил он также специальный приз Парламентского собрания Союзного государства “Лучшему исполнителю эстрадной песни от Республики Беларусь”.
А обладателем Гран-при стал Дамир Кеджо из Хорватии (лишнее свидетельство прогресса балканской музыки). Первую премию жюри под председательством народной артистки Украины Таисии Повалий присудило Лаше Рамишвили из Грузии, уступившему победителю всего два балла. Ему досталась и специальная награда имени Владимира Мулявина, которая вручается за лучшее воплощение национальной темы, образность и эмоциональность. Вторую премию разделили Анаит Шахбазян из Армении и украинка Инна Воронова.
Кстати, размеры премий из года в год остаются неизменными. За Гран-при — 10 тысяч долларов, за первое место — 6 тысяч, ну и дальше по нисходящей — вторая премия — четыре тысячи, но она, как и двухтысячная третья, как правило, делится между двумя-тремя лауреатами. Для сравнения: в прошлом году два обладателя первой премии “Новой волны” в Юрмале получили по 50 тысяч евро каждый. Но при этом вокальный уровень участников витебского конкурса, на мой взгляд, значительно выше. Слабые исполнители к нам не приезжают вообще. Это говорит о престиже фестиваля. Так что планку нужно держать, премии, возможно, увеличить, а сам конкурс больше популяризировать. Может быть, имеет смысл сделать отбор белорусского участника более открытым для народа, скажем, запустив мини-телепроект?

Ирина ЧЕРНОБАЙ, «Гомельская праўда»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here