Первое знакомство

0
4

На телеканалах, по радио прозвучали выступления кандидатов в президенты, мы увидели их лица и услышали их голоса, причем зачастую в прямом эфире, и стало ясно: повторения пройденного нынче не будет.

По сравнению с выборами и референдумами прошлых десятилетий проявились небывалые ранее детали: откровенное изложение альтернативных точек зрения, угрозы разоблачения разнообразных выборных фальсификаций, призывы выйти на площадь даже тогда, когда известны запретительные решения по поводу использования этих самых площадей в предвыборной кампании, и многое иное. Представители властных структур заявляют, что они открыли для предвыборной кампании «все шлюзы», и несложно предположить: они же сами и опасаются, что в эти шлюзы может хлынуть и к чему эти открытые шлюзы могут в итоге привести.
Ведь суть вовсе не в том, какие слова говорят сегодня кандидаты в президенты. Скажем, что изменится в сложившемся понимании сути вещей, если нам предложат «больше демократии» или убедят в том, что либералы вовсе не так плохи, как о них привыкли думать. Вообще говоря, смысловое, содержательное поле программ, их обоснование остается для большинства на втором плане. На первом же – формальная часть, то, что и кто говорит, как говорит, насколько харизматичны люди, заявляющие о себе, насколько они вызывают общественное доверие и какова степень их устойчивости перед испытаниями разного рода. Но главная проблема в том, что таких – харизматичных, думающих – людей мало, такие люди в дефиците. И многие испытали чувство разочарования, послушав выступления, в которых претенденты могли мучительно выбирать слова, говоря о светлых перспективах нашего общества, или демонстрировать чувство социальной нетерпимости, за которым легко угадывалось стремление в ближайшем будущем все расставить по-новому, на этот раз правильно и навсегда. Хотя – и это надо подчеркнуть – избиратели приветствуют уже то, что о проблемах и разногласиях говорят вслух и открыто.
Почти никто не говорил о консолидации нации, о важности именно общего решения национальных задач. Собственно, фактически не звучала тема этих самых общих задач. Да, была апелляция к разным категориям населения, чувствовалось желание противопоставить официальной идеологии новые ценности, как правило сугубо национальные или, наоборот, сугубо европейские. Кандидаты в президенты демонстрировали знание обоих государственных языков, большинство из них жестко критиковали действующего президента, но вот призывов – в соответствии с известным польским аналогом – прекратить «белорусско-белорусскую войну» не было. А ведь существенный разлом в общественных настроениях достаточно заметен. Тут главный вопрос, каким быть белорусскому обществу завтра. Оно будет традиционным, в основе которого лежат идеи преемственности, или вновь надо что-то поломать, чтобы наконец-то вернуться к столбовому (мировому) пути развития? Но что значит этот мировой путь и есть ли он вообще? И какие традиции должны иметь место? Будем надеяться, мы еще услышим ответы на эти вопросы.

Борис Лепешко, "Вечерний Брест"

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here