Перемирие в Скоках стало предвестником Брестского мира?

0
9

90 лет тому назад, 15 декабря 1917 года (все даты даны по новому стилю), в 11 часов вечера в скоковском дворце Немцевичей было подписано военное перемирие между Германией и ее союзниками с одной стороны и большевистской Россией с другой стороны. Этим самым прекращались военные действия между противоборствующими сторонами от Балтийского до Черного морей и на всех театрах военных действий в Азии. Германия получала возможность сконцентрировать свои военные усилия на Западном фронте. Договаривающиеся стороны приступили тотчас же к переговорам по заключению мира. Близился финиш невиданной по масштабу кровавой человеческой бойни под названием Первая мировая война. Чуть позже, 3 марта 1918 года, был подписан знаменитый Брестский мир, который формально завершил период участия России в войне.
Нынешняя деревня Скоки в политических и военных сводках того времени практически не фигурировала, и это вполне объяснимо. Скоковский дворец Немцевичей являлся секретным объектом — ставкой командующего Восточным германским фронтом генерал-фельдмаршала принца Баварского Леопольда, который переехал сюда 1 сентября 1916 года из Слонима. Прочие службы Восточного германского фронта, включая штаб, дислоцировались в Брест-Литовской крепости.
Идея о том, что принц мог вести дневниковые записи в Скоках, витала в воздухе. Первой ее материализацией стали два старых снимка: один из «Большого фотоатласа мировых войн», изданного в Мюнхене; второй — из частной коллекции Тересы Верихи, последней из знаменитого рода Урсын Немцевичей, родившейся в скоковском дворце.
Сайт Баварского королевского дворца дал возможность вступить в контакт с членами августейшей фамилии. Первоначальный, не очень обнадеживающий ответ пришел от принцессы Баварской Тересы, хотя она проявила интерес к теме. После длительной переписки было получено разрешение Его Королевского Величества герцога Баварского Франца на получение документов из архива.
Директор семейного королевского архива доктор Герхард Иммлер ответил очень дружественно и сразу же сообщил, что действительно принц Баварский Леопольд вел личный военный дневник, в котором содержится описание многих интересных фактов того периода, включая и фотографии. После затребованной оплаты копии дневниковых записей, как и копии фотографий того периода, вернулись в Скоки. Теперь с частью их содержания могут ознакомиться и читатели «Вечернего Бреста».
Первый раунд переговоров по военному перемирию, свидетельствует Леопольд, начался в Брест-Литовске 3 декабря 1917 года при +1/2 єС и западном штормовом ветре (принц вел наблюдения за погодой). Для переговоров в Брестской крепости был соответствующим образом оборудован, как записал принц, офицерский «барак». Фотография из него известна и опубликована, но ее, как правило, приписывают Белому дворцу, который на то время к переговорному процессу еще не был готов.
Немногословный на комментарии принц 3 декабря оставляет в своем дневнике очень длинную запись с меткими характеристиками основных членов большевистской делегации. Такое впечатление, что обо всех них он был хорошо наслышан заранее. Руководил русской делегацией на переговорах по перемирию доктор Адольф Иоффе, который учился в Вене и первоначально был психиатром, заместителем был его швагер Лев Каменев (Розенфельд). Руководителем всего переговорного процесса по перемирию принц Баварский назначил начальника штаба Восточного германского фронта генерала Гофмана, который владел русским языком.
Первый раунд переговоров закончился 5 декабря безрезультатно, и большевистская делегация отбыла в Петроград за новыми инструкциями. Начало нового раунда 12 декабря при -5 єС в бессолнечный зимний день ознаменовалось печальным событием. Войдя в свою комнату в казарме Брестской крепости, застрелился русский генерал Скалон, назначенный большевиками военным экспертом на переговорах. Последние возобновились только 14 декабря. После упорной словесной борьбы на этот раз они пришли к финалу. Как подчеркнул в своих дневниковых записях принц Баварский: «Генерал Гофман вел переговоры очень элегантно и привел их к заключению».
15 декабря в 11 часов вечера принц записал в своем дневнике: «Затем мы собрались все в нашей большой столовой комнате, где эти документы были торжественно подписаны». Сам процесс подписания «фотографировался со вспышкой для удержания будущим поколениям». Принц Баварский также подчеркнул: «Это было мировое историческое событие, которое, пожалуй, ни один участник не забудет».
Одним из условий подписанного военного перемирия являлось начало переговорного процесса по заключению мира, первое организационное заседание по которому состоялось 17 декабря 1917 года в прекрасный солнечный день во дворце Немцевичей в Скоках. В военном дневнике принца Леопольда сохранилась схема размещения членов делегаций за большим столом в столовой с пометкой «Skoki 17.12.17». Белый дворец, который принц называет «театральным зданием», подготовили к переговорному процессу только 18 декабря. Было еще одно место в крепости, где участники переговорного процесса вместе собирались за ужином и присматривались друг к другу, — это офицерское казино.
Из всего изложенного вытекает, что в Белом дворце военное перемирие не могло быть подписано из-за неготовности помещений; в офицерском «бараке», приспособленном для переговоров, этого также не произошло, о чем свидетельствуют фотоснимки; в казино перемирие не могло быть подписано из-за статуса этого помещения и значимости события, которому принц Баварский определил мировое значение. Остается только вариант со скоковским дворцом Немцевичей, где размещалась персональная резиденция принца: «Затем мы собрались все в нашей большой столовой комнате, где эти документы были торжественно подписаны». Сама фотография момента подписания военного перемирия также склоняет к идентичности места подписания перемирия одному из довоенных салонов скоковского дворца. С таким выводом соглашается и доктор Герхард Иммлер.
Непростительно, если мы упустим такой интересный и привлекательный исторический момент для придания многообещающего статуса так тяжело и медленно восстанавливаемому дворцу Немцевичей в Скоках, который являет собой реальное свидетельство почти 250-летней нашей истории.
P.S. Автор искренне благодарит доктора Г. Иммлера за предоставленные архивные материалы и обсуждение результатов исследования, а также Тересу Вериху из Немцевичей за присланные старые фотографии.
КОММЕНТАРИЙ «ВЕЧЕРКИ»:
Объемная статья заведующего кафедрой физики Брестского государственного технического университета в ближайшее время появится в одном из научных изданий. Мы благодарны Анатолию Гладыщуку за то, что свое открытие он впервые опубликовал в нашей газете. События мирового масштаба — а к ним, несомненно, относится подписание перемирия в Бресте — требуют скрупулезного и точного описания, выяснения многих деталей. Ранее считалось, что перемирие было подписано в Брест-Литовске. Возможно, истоки этой, как теперь доказано, ошибки идут от публикации в «Известиях ЦИК» от 15 декабря 1917 года. Секретарь советской делегации Лев Карахан из Брест-Литовска информировал Льва Троцкого о том, что после длительного обсуждения делегации Четверного союза согласились принять предложенную советской стороной формулировку пункта о непереброске войск с Восточного на Западный фронт. Телеграмма действительно передавалась из Брест-Литовска, но в ней ничего не говорилось, где именно подписан один из важнейших документов новейшей истории.
С тех пор по всем историческим трудам, а также энциклопедиям пошла «гулять» информация о том, что это произошло именно в городе (вариант — в крепости). О Скоках — ни слова. И это неудивительно. Ведь никто (!) из историков СССР, а затем независимой Республики Беларусь так и не удосужился обратиться к одному из главных первоисточников — дневнику непосредственного участника, принца Леопольда Баварского. Увы, скоковский дворец уже несколько лет находится в стадии перманентного ремонта, которому конца и края нет. Возможно, после данной публикации его реставрация все же будет завершена.

"Вечерний Брест" 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here