Приговор, который не удалось привести в исполнение

0
30

Перед тем как вскоре угодить в "Матросскую тишину", бывший премьер огромной страны Валентин Сергеевич Павлов успел отведать на берегу Ладоги отменной ушицы, сваренной на костре по особому рецепту с водицей из святого родника. Вечером 8 августа 1991 года он был гостем у директора карельского зверосовхоза "Видлицкий" Владимира Николаевича Степанова. Не знаю, чувствовал ли В. Павлов, что это его последняя перед арестом поездка по регионам СССР, но разговор действительно состоялся откровенный. Руководители Карелии С. Блинников и С. Яскунов поведали премьеру, сопровождавшим его министрам путей сообщения, черной металлургии, других важнейших отраслей о том, что республика вполне может обойтись без финансовых вливаний из Центра. Дескать, дайте только нам полную экономическую свободу, не выкачивайте собираемые на нашей территории налоги, разрешите самим, без указки из Москвы, регулировать пограничные и таможенные вопросы, не мешайте самостоятельно заниматься внешнеэкономической деятельностью, а трудовым коллективам предприятий распоряжаться собственной продукцией. Я, корреспондент "Правды", сидел с диктофоном в руках в самой гуще почетных гостей, и мне было весьма интересно, что же ответит на эти, прямо скажем, сепаратистские устремления В. Павлов. Вот его слова, записанные тогда на пленку: "Мы внимательно рассмотрим подготовленные вами документы и поддержим, если ваша "самостоятельность" не пойдет в ущерб сложившимся хозяйственным связям между регионами, не будет способствовать растаскиванию государства на куски. Посмотрите, что творится даже на Украине, не говоря уже о Прибалтике. Там везде поставлены посты и кордоны на границе с Россией. Придумали какие-то лицензии, без которых невозможно провозить продукцию производственного, технологического назначения. Нарушены кооперированные поставки. Это очень опасная тенденция. Нужно незамедлительное вмешательство политиков самого высокого ранга, чтобы подписать новый Союзный договор и остановить вакханалию…"

Все присутствовавшие примолкли. Гнетущую паузу первым нарушил Владимир Степанов: "Коммунисты, Советская власть создали непотопляемую плановую экономику, крепкие фабрики, заводы, колхозы и совхозы. Это кому-то не нравится. Если мы все вместе не прекратим хаос, то будет очень плохо…"

С августовского переворота прошло немало страшных, разрушительных лет. Ушли в небытие десятки тысяч предприятий, распались их трудовые коллективы, брошенные на произвол судьбы. О том, как сумел остаться в списке живых, стать крупнейшим в Карелии сельскохозяйственным производством совхоз "Видлицкий", мы беседуем с его бессменным директором, депутатом Законодательного собрания В. Н. СТЕПАНОВЫМ.

— Владимир Николаевич, а ведь ваш совхоз тоже приговорили к экономической смерти…

— Приговор нам вынесли Борис Ельцин и вся его шайка. Он увел из нашей совхозной кассы 326 тысяч долларов. Каким образом? Видлицкие меха норок, соболей, песцов были успешно реализованы на международном пушном аукционе в январе 1991 года. Валютную выручку — результат напряженного труда всех специалистов и рабочих — мы планировали истратить на закупку новейших технологий, кормов, расширение производства. Доллары лежали на счетах нашего совхоза во Внешэкономбанке и Агропромбанке в Москве. Как только Ельцин пришел к власти, он дал команду арестовать все счета этих банков и огромные суммы пустил на свои амбициозные политические цели, не заботясь о том, выживут ли те предприятия, деньги которых были безжалостно конфискованы без суда и следствия.

— Как же вы потом выходили из положения?

— Сердце обливается кровью, когда вспоминаю об этом. Добившись того, что 75 процентов пушнины уходило на экспорт (показатель пока никем не превзойденный), мы пришли к выводу, что с основной, самой доходной отраслью придется расстаться. Надо будет уничтожить значительную часть поголовья. Иначе, как показывали расчеты, через несколько месяцев зверьки сами вымрут от голода. Почему? Рыба, субпродукты, которые мы завозили и использовали в рационе норок, соболей, песцов, за короткий срок поднялись в цене в 8 раз! И процесс этот шел с нарастанием параллельно с "гайдаризацией" страны, когда и у всего народа вывернули карманы.

Зато плодившиеся на глазах коммерческие банки зазывали брать кредиты не под 2—3 процента, как при Советской власти, а под "егортимуровские" 80 и в дальнейшем под "черномырдинские" — 420 процентов. Тем руководителям предприятий, кто клевал на эту удочку, верил политическим авантюристам, стоящим у вершин власти, пришлось быстро стать банкротами. Их задушили пенями и штрафами за просрочку возврата кредитов. Приходили новые хозяева, скупавшие за бесценок национальное богатство.

Но с тех пор, как Б. Ельцин "обул в лапти" наш совхоз, я уже не верил ни одному его слову, никому из членов его команды. Пришел к выводу, что, только действуя вопреки "макроэкономистам", можно выжить нашему хозяйству, строго следуя ленинской формуле.

— Какой же это?

— Основатель первого Советского государства постоянно подчеркивал, что социализм — это прежде всего четкое планирование, строжайший учет и контроль. Впоследствии и все самые высокоразвитые капиталистические страны взяли на вооружение эту формулу, ни шага не делают без перспективного планирования, прогнозирования и регулирования финансовых потоков.

Еще будучи членом Верховного Совета СССР, а затем депутатом Законодательного собрания Карелии, я побывал в составе парламентских делегаций в США, Германии, Дании, Швеции, Голландии, Канаде, Финляндии и в других странах, изучал сельскохозяйственные технологии, работу фермеров, прошел курс обучения у известного всему миру экономиста Америки, бывшего российского гражданина Василия Васильевича Леонтьева. Никогда не забуду его слова: мол, если вы хорошенько вникнете в суть экономических процессов, происходящих в США, то непременно разглядите родное, социалистическое. Что именно? Фермерские хозяйства год от года укрупняются, превращаясь по масштабам обработки земли, применению техники, централизованного внедрения научных достижений, наращивания поголовья скота в советские колхозы и совхозы. Координацией их действий, государственными дотациями в ту или иную отрасль, перспективой развития занимаются несколько десятков тысяч чиновников центрального аппарата Минсельхоза США и соответствующих департаментов, жестко функционирующих в каждом штате. Столько сотрудников не было даже во всем Госплане и Госснабе СССР, ВАСХНИЛе. Берутся во внимание и возможные капризы природы — засухи, наводнения и т.д. Государство в таких случаях в обязательном порядке оказывает помощь товаропроизводителям из резервного фонда. Потому что упаси Бог допустить, чтобы люди бросили землю, производство. Продовольственная безопасность там превыше всего. Но ведь и Страна Советов именно так поступала.

Леонтьев откровенно говорил всем российским делегациям, посещавшим его, что если руководители нашей страны во время процесса приватизации социально не защитят народ, то великая держава окажется на краю пропасти. Лично мне дал совет: при разработке планов рядом с экономистом должны сидеть технолог, инженер, специалист производства. Программу "500 дней", составленную рафинированными экономистами — академиком Шаталиным и Явлинским, назвал утопией. Невозможно шестую часть планеты, где каждый российский регион чуть ли не целое европейское государство со своими особенностями, посадить в течение полутора лет на жесткий сетевой график. Именно так хотели "спасти" страну эти экономисты. Но самое трагикомическое состояло в том, что программу "500 дней", не вчитываясь в ее смысл, принял парламент ельцинского призыва. Не пошла она потому. что на местах хозяйственники от станка и сохи посчитали ее бредом сумасшедших.

— Выходит, Владимир Николаевич, что после глубокого осмысления нашего советского опыта и увиденного за рубежом вы с учетом реалий нового политического режима стали строить в своей агрофирме "Видлица" "капитализм" социалистическими методами? За это могли и голову оторвать?

Не шибко верится и в то, что вы уж совсем не пользовались кредитами банков, хотя они и разоряли товаропроизводителей.

— К счастью, "режим" не очень интересовался методами хозяйствования. Главная его задача была как можно больше взять налогов, пени и штрафов. Вместе с тем инстинкт самосохранения подсказывал чиновникам, которых развелось тьма-тьмущая, что всех обанкротить — это значит и себя приговорить к финансовой смерти. Поэтому я как руководитель крупнейшей в Карелии агрофирмы и как депутат парламента на всех этажах власти не уставал доказывать: нигде в мире сельское хозяйство не живет без дотаций, помощи государства. К счастью, находил здравомыслящих людей и в Законодательном собрании республики, и в Минфине, и в правительстве Карелии. Совхоз получал небольшие дотации, и мы какую-то часть пушного звероводства спасли.

Постоянно помнил, как партийные и советские органы нас правильно учили, что колхозы и совхозы только тогда будут непотопляемыми, когда станут многоотраслевыми, а производство безотходным. Я эти директивы и раньше претворял в жизнь, а при новых порядках они мне давали единственную возможность выжить. В свое время мы сделали большой рывок еще и по развитию молочного стада, свиноводства, расширению пашни под зерновые культуры, картофель, овощи, создали цехи по лесопилению и строительству. Часть строек, таких, как кормовой завод, мини-элеваторы, собственный мясокомбинат, холодильное хозяйство, гаражи, ремонтные мастерские, довели почти до стадии пусковых объектов. Заморозить их теперь — значит омертвить огромные капиталы, пустить на ветер многолетний труд сотен наших рабочих. Страшнее не придумать.

Хоть и кабальные, но мы взяли кредиты. Ввели в эксплуатацию все эти мощности, получая хорошую отдачу, так как технологии там применили самые передовые в мире. Наш мясокомбинат, скажем, оборудованный шведскими поточными линиями и работающий на сырье, поставляемом с собственных ферм, соседних совхозов "Восход", "Олонецкий", с личных подворий близлежащих поселков, поддерживал тонус жизни, сохранял рабочие места во всей округе, десятки видов колбас, сосисок, сарделек, окороков, рулетов, буженины расхватывались с прилавков магазинов, так как они высокого качества и ниже по цене, чем импортные. Появилась возможность использовать и еще большие резервы. Какие?

Так называемые отходы с мясокомбината — кровь, внутренности, субпродукты, головы перерабатываются на корм норкам, песцам, соболям. Отпала необходимость ценнейшее питание для пушных зверьков завозить, как раньше, с Украины, из Казахстана. Экономия ощутимая. Капитально решили и проблему поставок на зверофермы рыбы, без которой хороший мех не вырастишь. Многие годы ею нас снабжали из Калининграда, Мурманска и даже с Дальнего Востока. В 1992 году мы присоединили к совхозу обанкротившийся филиал Сортавальского рыбозавода, рыболовецкие суда которого и производственная база действовали в нашем Олонецком районе. Словом, создание собственной кормовой базы для звероводства позволяет вновь наращивать производство пушнины.

Чтобы наша основная валютная отрасль была рентабельнее, мы и в ней внедрили зарубежную безотходную технологию первыми в стране. В чем ее суть? Во многих звероводческих хозяйствах России при забое поголовья начинается страда погорячее, чем при уборке урожая. Чтобы содрать, например, 5 тысяч шкурок норки, снять с них мездру, надо поставить на эту тяжелую работу, страшно неприятную, не менее двух тысяч человек. Часто в погоне за конечной продукцией — пушниной — никто не считается с тем, что огромное богатство — тушки зверей не используются. Чтобы не было лишней возни, их побыстрее зарывают в отвалы. Закупив датскую технологию и оборудование, мы теперь на обработку тех же 5 тысяч норок ставим 16 человек, и они работают не в холщовых рубищах, а в элегантной спецодежде при галстуках. Из тушек вытапливаем жир, поставляя его на парфюмерные предприятия. Все остальное перерабатываем в ценную мясо-костную муку, сдабриваем "зеленкой" и направляем на птицефабрики и свинофермы. Из навоза зверьков делаем компост, который повышает урожайность полей на 25 процентов.

Существенные новшества появились в полеводстве, молочном животноводстве. На очереди — генеральная реконструкция свинарников. Через полгода у нас будет высокопродуктивное, механизированное и автоматизированное производство, с которого и весь навоз также пойдет в дело, а не в овраги, озера, реки.

Мы выиграли тендер (благодаря снижению цен) на поставку нашей продукции шести самым крупным республиканским больницам, воинским подразделениям, школам, предприятиям общепита Петрозаводска. Этим бедным бюджетным организациям стало намного выгоднее получать строго по графику, с доставкой на место, картофель, капусту, свеклу, морковь, мясо от нашей агрофирмы. И мы, имея постоянных заказчиков, будем планировать расширение плантаций под разные сельхозкультуры. Вот так, маневрируя отраслями, убытками и доходами, создавая новое, мы растем, держимся на плаву, ведя строгий учет, контроль и планирование нашей деятельности.

— Слышал, что вы для полноты счастья всерьез занялись и туристическими услугами и вас посещает не только много россиян, но и иностранцев?

— А почему бы и нет? Красота наших мест, лесов, озер, рек очаровывает многих людей, впервые посетивших Карелию. А что касается царской ухи, то ее может сварить на берегу нашей Ладоги, где пляжи лучше, чем в Болгарии, любой турист, тем более что мы ему самому предоставляем право тянуть сети с местными рыбаками и вытаскивать любую рыбину и на жарку, и на копчение.

Остановиться путешественникам есть где. У агрофирмы "Видлица" прекрасная гостиница с сауной, столовая-ресторан, куда завозятся парное молоко, парное мясо, свежая рыба, овощи с грядки, брусничные, клюквенные напитки. Кто захочет сам порыбачить прямо с борта судна или отправиться на святой остров Валаам, спуститься на байдарках по нашим быстрым порожистым рекам, то и эти услуги предоставляем. Помериться силой — тоже пожалуйста! Устраиваем международные соревнования женских и мужских команд косцов ручными косами. Все население под песни, пляски, хороводы следит за такими состязаниями. Победителей ждут хорошие призы, награды.

Не случайно сотни, а то и тысячи паломников, в том числе иностранцы, московские и ленинградские школьники с родителями, даже послы и консулы устремляются в "Видлицу", устраиваясь и в палатках, и в избушках прямо на берегу Ладоги, куда мы доставляем свежие продукты, другие товары по требованию.

Мы находимся на федеральной и международной автотрассе Санкт-Петербург — Финляндия. В районе масса древних храмов и памятников культуры, старинных карельских сел и деревень, сохранивших родной язык, обычаи, традиции встречать гостей домашними пирогами, особыми вареньями и соленьями. Бывали периоды, когда касса агрофирмы "Видлица" каждые выходные пополнялась на 80—100 тысяч рублей благодаря туристам. Так почему не развивать эту отрасль, тем более что председатель Госкомитета по спорту и туризму Карелии Евгений Шорохов оказывает всяческую помощь, посылает наших людей в Петербург, Москву, за рубеж учиться туристическому менеджменту, стараемся укрепить наши связи с лучшими турагентствами, познакомить с бизнесменами, желающими инвестировать в эту отрасль.
Беседу вел Анатолий МИНАЕВ.
Республика Карелия.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here