Гори, гори, моя зведза…

0
1

У главного художника Владивостокского дома моды Татьяны Черноморовой почти одновременно подоспели сразу три круглые даты: 30-летие творческой деятельности, 10 лет ее театру моды, кстати, первому на Дальнем Востоке, и юбилейный день рождения.
Судьбу, говорят, не обманешь, а талант, если он есть, все равно прорастет рано или поздно. В детстве она ничего не знала о своем таланте. Просто любила все красивое и часами могла рассматривать узоры на тканях. Наверное их создавали совершенно особенные люди, и каким было бы счастьем оказаться среди них. Она так часто мечтала об этом, что когда однажды увидела падающую звезду, как-то машинально произнесла свое жгучее, а потому короткое желание: хочу быть художником по тканям! Звезда милостиво догорела на ее последнем слове, и сердце радостно екнуло: успела, сбудется…
Вот и сбылось. И стала Танечка Комогорцева (это уже потом муж одарил ее звучной фамилией Черноморова) художником. Но только не по тканям, а модельером. Судьба внесла свою поправку, и правильно сделала. В художественное училище она поступила лишь со второй попытки и, оказалось, очень вовремя — это был последний набор будущих модельеров. А Татьяна из него нынче играет, пожалуй, первую скрипку. По крайней мере никто сегодня кроме Дома моды и его главного художника не может похвастать регулярно обновляемыми коллекциями.
Когда на полдиум выходят манекенщицы в нарядах от Черноморовой, зал взрывается восторженными аплодисментами. И не имеет значения, где он, этот зал — у нас ли во Владивостоке, в Даляне, на Тайване или в Токио. Красота интернациональна. Но если она еще и подцвечена очень модным сейчас русским колоритом, интерес к ней во всем мире особый. И потому наш театр моды с удовольствием ангажируют китайцы и японцы, чтобы насладиться фейерверколм оригинальных одеяний на красивых девушках.
Кстати, манекенщицы должны быть не просто стройными и высокими, а еще и соответствовать вкусу художника. Не каждая может вдохновить на шедевр. Вот эту, что слева от Татьяны Николаевны, Людочку Рогович она увидела просто на улице и ходила за ней часа два — из магазина в магазин, по автобусной остановке, мысленно примеряя к ней свои лучшие эскизы. Потом долго уговаривала, убеждая, что на ее карьере технолога это никак не скажется. Уговорила. И теперь Людмила с полным основанием может себя считать одним из слагаемых успеха театра моды, потому что многие модели "играют" только на ней.
Если спросить у Татьяны Николаевны, в каком стиле она творит, вряд получишь однозначный ответ. Все зависит от задачи: какой женщине нужен образ, такой и она и создаст — деловой, романтический, авангардный… И все, кажется, играючи. За разговором о житейских проблемах делает она набросок за наброском, пока не протянет один: "Посмотри, кажется, так лучше". А ты разглядываешь остальные и не понимаешь, а они-то чем хуже? И только через много дней, увидев уже готовое изделие, осознаешь, что значит безупречный вкус художника.
На ее столе под стеклом как драгоценная реликвия лежит изящный и совершенно дружеский шарж, в котором легко узнается черноморовский облик, с надписью: "Желаю триумфа. В. Зайцев". Видимо, совершенно искренним было пожелание ее кумира и учителя, который безошибочно угадал родную романтическую душу, освященную талантом. Потому что был уже триумф, и не раз, и еще будет. Сдается мне, что вовсе не догорела та звезда ее детства, а просто указала путь и продолжает светить.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here