ЕС не определил цели программы взаимодействия с постсоветской «шестеркой»

0
0

Всю последнюю неделю объединенная Европа находилась в центре внимания.Порой казалось, что это внимание она же и фокусирует сама на себе, дабы граждане других стран, не входящих в ЕС, не забывали ощущать себя европейцами, хотя бы по географической принадлежности к единому пространству Старого Света. Во вторник, 12 мая, в Национальном пресс-центре РБ состоялась пресс-конференция с участием главы представительства Еврокомиссии в РБ Жозе Мануэля Пинту Тейшейра и временного поверенного в делах представительства ЕК в Беларуси Жана-Эрика Хальцапфеля. Формальным поводом для общения европейских дипломатов с журналистами стал прошедший совсем недавно День Европы. Однако разговор, естественно, больше касался горячей темы «Восточного партнерства», которое сейчас широко обсуждается на континенте и в мире.
Сразу отметим, что встреча представителей Еврокомиссии со СМИ проходила на фоне весьма скептического анализа итогов Пражского саммита. Ведь не секрет, что изначально программа «Восточное партнерство» замышлялась как крупный геополитический проект, направленный на приобщение шестерки постсоветских государств к европейским ценностям. И хотя речь о скором вступлении их в Евросоюз на официальном уровне не велась, в кулуарах еврочиновники давали понять: «если наши восточные партнеры будут прилежными учениками, мы готовы дать им возможность максимально приблизиться к Европе без границ». Однако накануне пражской встречи европейские лидеры начали проводить кампанию по принижению значимости «ВП». Например, за несколько часов до начала саммита немецкие и нидерландские чиновники протолкнули изменения в официальных документах, в соответствии с которыми участники «ВП» называются «странами-партнерами», а не «европейскими странами». Они также убрали из документов любые намеки на возможное будущее членство в Евросоюзе и поменяли «долгосрочную цель», ранее обозначенную как «безвизовые поездки граждан этих стран в ЕС», на более скромную – «либерализация визового режима для некоторых деловых людей».Что заставило прагматичных европейцев поступить таким образом – мировой кризис или активная дипломатия Москвы, – можно лишь догадываться. Впрочем, отвечая на вопрос
БЕЛТА о возможности членства восточных партнеров в ЕС, хотя бы в отдаленной перспективе, господин Тейшейр сообщил следующее: «Европейский союз остается открытым. Однако вступить в него могут лишь те страны, которые соответствуют его критериям и стандартам. Это, прежде всего, верховенство закона, демократическое устройство, соблюдение прав человека, рыночная экономика. Пока что ни одна из шести стран в полной мере этим критериям не соответствует. Следовательно, вопрос об их европейской интеграции в настоящий момент не рассматривается». В переводе с дипломатического языка это может означать: сейчас нет, но в будущем все возможно. Однако не стоит забывать, что ключевые решения в Евросоюзе принимаются консенсусом. И если «новички» (Литва, Польша, Чехия) больше склоняются к тому, чтобы все-таки дать нам шанс, то их западные соседи однозначно против расширения ЕС.
Что касается визового вопроса, то и по нему, похоже, в Брюсселе пока не пришли к общему знаменателю. Во всяком случае, ответ главы представительства Еврокомиссии на вопрос корреспондента «Вечерки» о возможности хотя бы смягчения и упрощения режима пересечения границы прозвучал все так же витиевато: «Мы придаем очень важное значение контактам между людьми. Но есть вопросы безопасности, потоки нелегальной миграции, которые также необходимо учитывать. Знаю, что Украина уже ведет переговоры с Европейской комиссией об упрощении визового режима. Полагаю, что такие переговоры о заключении специального соглашения в самое ближайшее время будут начаты и с белорусской стороной».
Но на первое место по дипломатичности я поставил бы ответ господина Тейшейра на вопрос, заданный корреспондентом «Интерфакса» по поводу признания или непризнания белорусскими властями независимости Южной Осетии и Абхазии, а также влияния этого факта на дальнейшее развитие отношений между Беларусью и ЕС. Вот что сказал глава представительства Еврокомиссии: «Этот вопрос не является частью диалога Беларуси и ЕС и не обуславливает процесс евроинтеграции. Позиция Европейского союза по вопросу признания этих государств широко известна – мы их не признаем. Однако мы считаем, что решение по этому вопросу должна принимать белорусская власть и белорусский народ. Тот факт, что Беларусь до сих пор не признала Абхазию и Южную Осетию, является обнадеживающим».
Рискну предположить: если в столь же дипломатичной манере руководство Европейского союза будет определять стратегию и тактику своих контактов с Беларусью, у нас действительно появятся неплохие перспективы. Но для их реализации нам нужно очень сильно постараться. Причем не только в вопросах демократизации (что само собой разумеется), но и на ниве дипломатии. Искусство которой подразумевает, как говорил Черчилль, «предвидеть непредвиденное». Потому не удивлюсь, если через год-два на подобной пресс-конференции какой-нибудь высокопоставленный еврочиновник будет говорить уже об иных приоритетах и расставлять совершенно другие акценты.

Борис Павловский, "Вечерний Брест"

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here