Еда не приходит одна

0
5

Комитет госконтроля проверил в Минске работу уличных мини–кафе
Фаст–фуд как младший брат общепита давно завоевал желудки горожан. Уличные лотки теперь буквально на каждом углу. На подносах пышут жаром чебуреки, расстегаи, блины… Увы, прилавок скрывает «любопытные» особенности приготовления шаурмы или хычина, которые надолго бы отбили аппетит у покупателей.
Самые бойкие места для торговли снедью — около рынков. Туда мы и направились во время «санитарного» рейда с сотрудниками Комитета госконтроля. А удивляться там было чему!
…Предписание о закрытии мини–кафе на Червенском рынке контролеры выдали еще неделю назад. Четверо из пяти сотрудников общепита работали на птичьих правах. Откуда взялись 65 килограммов продуктов и где сертификаты соответствия, удостоверения о качестве, они ответить не смогли. Условия между тем не ахти: просто не развернуться. На крохотном пятачке можно только разогревать полуфабрикаты в микроволновке. Но никак не готовить, к примеру, шаурму и блинчики!
Несмотря на табу, мини–кафе по–прежнему открыто. Во всяком случае, с пылу с жару пирожок с начинкой неизвестного происхождения нам продали без заминки.
— Почему торгуете? — отодвигает грязную вывеску начальник управления Комитета госконтроля Татьяна Смолич. — Деньги не проведены через кассу, антисанитария, грязь… Зачем, к примеру, эти продукты?
Лохань с нашинкованной капустой стоит прямо под прилавком. В тазике развалились жирные пирожки. На полке выстроилась целая батарея из пластиковых стаканчиков с растворимым кофе. На полу разбросаны инструменты.
— Мы закрыты, у нас ремонт, — твердит заученный текст одна из работниц мини–кафе Роза, которая в отсутствие хозяина осталась за старшую. — Еду покушать себе купили. А деньги мои личные.
— Вот видите, на любой каверзный вопрос уже заранее приготовлен ответ, — продолжает Татьяна Дмитриевна. — Впрочем, стандартные отговорки на этот раз не помогут. Хозяину грозит крупный штраф, будет поставлен вопрос о лишении лицензии.
В мини–кафе около ТЦ «Максимус» намного аккуратнее, но нарушений все равно хватает. Нам продали шаурму, не забыв обвесить на 11 граммов (а это 170 рублей, между прочим). Кажется, мелочь. Но обманешь одного клиента, другого — к вечеру, глядишь, набежит кругленькая сумма. Кстати, о деньгах. У продавца Натальи 48 тысяч выручки почему–то прошли мимо кассы.
Заходим внутрь мини–кафе. Все заставлено электроприборами. На вертеле распластались тушки цыплят–гриль, приготовлением которых здесь заниматься не имеют права. А на прилавке — снедь с истекшим сроком годности. Сколько раз ее разогревали, одному Богу известно. Сегодня клиент мини–кафе отведает такой чебурек, а завтра, не исключено, окажется на койке в инфекционном отделении больницы.
— Не одна я такая, — оправдывается Ната
лья. — Везде так торгуют.
— Увы, девушка права. Практически во всех уличных точках фаст–фуда нарушают санитарные нормы и правила, — говорит главный специалист главного управления контроля по Минску Комитета госконтроля Андрей Антонович. — Почему? В первую очередь этот вопрос я бы переадресовал администрации рынков. Брать арендную плату там не забывают, а вот напомнить продавцам об элементарных санитарных правилах почему–то недосуг.
Впрочем, покупатель волен выбирать. И надо сказать, многие в последнее время этим правом пользуются активно. Мы стали более избирательными: приглядываемся к этикеткам на продуктах, обращаем внимание, кто производитель. Многие понимают, что подхватить кишечную инфекцию проще простого. Достаточно купить пирожок в уличном мини–кафе.
Александр ТУМАР, «СБ».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here