Только зданием театр не создать

0
10

Интервью с известным балетмейстером Виктором ВАСЮТИНЫМ- Вы посвятили свою жизнь искусству. Как вы относитесь к разрекламированному плану развития нашего города, особенно по части строительства здесь театра оперы и балета?
В.В.: – Я сам много лет эту идею пробиваю.
Когда я еще работал на Второй Речке и предлагал многие варианты, например, при филармонии открыть молодежный балет Приморья. Это было еще при Советской власти. Тогда еще прислушивались ко мне и даже в планы вносили. Но все так и осталось в планах.
Не так давно я был у председателя краевого законодательного собрания В. Горчакова и говорил опять о театре: «Всю вашу деятельность время поглотит, а если вы создадите театр оперы и балета, то увековечите себя». Привел в пример Солдатова, первого секретаря обкома партии в Перми. Когда вся страна лежала в руинах и сидела на карточках, он нашел средства и создал в Перми театр оперы и балета. Горчаков говорит: «Я пойду к Дарькину». Прошусь с ним к губернатору, но они так и не пригласили меня. Сейчас этим вопросом занимается директор крайдрамтеатра Ефим Звеняцкий, с ним советуются, его мнение учитывают.
– Что вы скажете о предполагаемом месте для нового театра?
В.В.: – С местом я не согласен. Театр нужно строить в самом центре. Я видел карту, видел рисунок с конструкциями. Считаю, что поскольку опера и балет – это древнегреческое искусство, тысячи лет существует, и здание нужно строить в старинном стиле, традиционное, где были бы ложи, центральная ложа, балкон, партер. Аромат древнего искусства должен быть.
– А в каком месте?
В.В.: – В 2003-2004 годах я собрал две с половиной тысячи подписей жителей и послал письмо президенту Путину с предложением и просьбой построить театр оперы и балета во Владивостоке. Из канцелярии Президента пришел ответ, что наша просьба будет рассмотрена.
Прошло некоторое время, и вдруг архитектор города звонит и говорит: давайте проедем по городу и посмотрим, вместе выберем площадку для театра. И мы проехали. Я считаю, что театр нужно расположить так, как кинотеатр «Океан».
В Перми театр страдал от того, что он далеко от центра расположен. Народ не шел, потому что трудно было добираться. Властям Перми, чтобы привлечь народ, пришлось выделить по одному автобусу на каждый район, они подъезжали к окончанию спектакля и увозили зрителей. И зрителей сразу стало больше. Я считаю, что надо построить в центре, может быть там, где стадион.
– Допустим, что все-таки у властей хватит последовательности выполнить обещанное. И проекты хотя бы начнут делать. Какими советами этой власти можно помочь?
В.В.: – Срочно перед Министерством культуры ставить вопрос об открытии профессионального государственного хореографического училища, где мы будем ковать кадры. У меня ведь была школа, она высокий уровень держала. Это была краевая школа, на бюджете края. Край не потянул, отдал школу университету, меня изгнали. Теперь я предлагаю, чтобы новое училище было на бюджете государства с федеральным обеспечением.
До 2012 года можно мою школу забрать в федеральное финансирование и уже сейчас ковать кадры для театра. А за пять лет построить и театр, и училище.
В каждом спектакле занята масса детей. Не будем же мы привозить детей из Красноярска, надо подумать о том, чтобы у нас были свои кадры. По краю поедем, всех детей отберем. Интернат надо делать. Иначе ничего не получится.
Второе. Квартирный вопрос тоже нужно будет решать. Оперных артистов у нас готовит Институт искусств. Недалеко от театра надо поставить специальный дом для артистов театра оперы и балета. Так же как построили для судей и прокуроров, так и для артистов. Нужно сделать так, чтобы сюда поехали и здесь оставались артисты, чтобы и зарплата, и жилье были.
Сейчас забили тревогу выдающиеся мастера балета – нет педагогических кадров. Многие уехали за рубеж. Москва, Ленинград, Пермь, Новосибирск – везде одна проблема – не хватает кадров, которые могли бы воспитывать артистов балета. А у нас изгоняют человека, обладающего методикой вагановской школы, чьих учеников принимают без экзаменов в ведущие хореографические училища.
В тяжелейшие годы разрухи, когда все бежали из России, и меня приглашали в Японию, в Китай, я не уехал, остался в России и создал храм для детей. И вот благодарность.
– Какие принципы отбора детей, как вы это делаете?
В.В.: – Как-то меня попросили посмотреть девочку, родители которой хотели отдать ее в Новосибирское хореографическое училище. Спрашивали, можно ли везти? Я посмотрел. Данные у нее средние, и я сказал: можете отвезти в среднее хореографическое училище Улан-Удэ, в Красноярск, но ни в Москву, ни в Ленинград, ни в Новосибирск или Пермь ее не возьмут.
Педагогу, набирающему детей для балета, надо знать методику отбора, анатомию мышечного и суставного аппарата – закрытый или нет таз, голеностопный сустав, трехглавая мыщца, мышцы живота и так далее. Все это педагог должен знать, и уметь добиться, чтобы эти мышцы правильно работали. Если они не будут правильно работать, значит не будет формы, нарастет «галифе» у девочек, не будет твердых ног, не будут вырабатываться техника, координация.
Бывает такое телосложение у ребенка, при котором балет противопоказан, нельзя заниматься, можно повредить здоровье. Специалист должен знать, какой у ребенка ключевой пояс, какой пояс тазобедренного сустава. Где связки, как расположены лопатки, позвоночник, нет ли плоскостопия – все это нужно посмотреть. Бывает, что у ребенка много дефектов, но очень хорошие данные, а дефекты приобретены, их можно устранить.
Еще был случай – у мальчика опущена лопатка, я вызываю папу и говорю: как же вы так просмотрели, у мальчика хорошие данные, но опущена лопатка. Он говорит – «Вы, что Виктор Федорович! Я сам хирург». Я завожу папу с ребенком в класс, раздеваю мальчика до трусиков и командую – Пошел! На шесть сантиметров одно плечо было ниже другого.
Мы, в конце концов, выправили мальчика, в ранец тяжесть укладывали в нужное место, в течение года на 50 процентов мальчик был вылечен. Вот какое значение имеет специалист.
После отбора детей они год учатся как приходящие, и только через год мы берем или не берем ребенка на обучение. Это подготовительные курсы.
Меня спрашивали: «Как у вас, Виктор Федорович получается, что у вас мальчики не уходят?»
А секрет прост. Например, идет полтора часа урок. Час двадцать я их гоняю, а десять минут я их приглаживаю, рассказываю что-нибудь интересное, какие-нибудь этюдики даю, и дети после урока выходят и помнят именно это последнее.
– Вы были директором и вели уроки?
В.В.: – Я занимал массу должностей: и директор, и художественный руководитель, и балетмейстер, педагог трех предметов – классика, историко-бытовой танец, народно-характерный танец. И репетитор, и составитель программ.
Когда подходит время сдачи номеров, я обнаруживаю, что танцы, подготовленные другими преподавателями, включить в программу не могу, потому что они не отработаны. И тогда я снимаю с себя пиджак, засучиваю рукава и шлифую каждый танец. Работой только одного педагога я был удовлетворен, за остальных, как правило, доделывал.
– Вы считаете, что после вашего ухода уровень подготовки снизился?
В.В.: – Да его вообще нет сейчас.
– А как вы с педагогами работали?
В.В.: – Очень просто, я каждую неделю бесплатно проводил методические уроки всем педагогам, которые у меня работали. По преподаванию классического, народно-характерного и историко-бытового танца. К нынешнему директору школы Чабанюк четыре года я приходил в класс, ползал на четвереньках, показывал как правильно батман-тандю делать, чтобы мышцы работали, поставил ей руки. Вы должны знать, что диплом института не дает права преподавать в хореографических училищах.
Я закончил Ленинградское хореографическое училище, педагогом у меня была ассистент Вагановой. А здесь я своих педагогов обучал. Каждую неделю, а иногда два раза в неделю и еще по классам ходил, проверял. И вот, когда начались протов меня гонения, я перестал ходить к Чабанюк, она была организатором гонений. Идет зачет за полугодие, и она полностью заваливает класс.
Недавно показали балетную школу в Артеме, которая на конкурсе завоевала медали. Это настолько глухая самодеятельность, что я не мог смотреть.
У нас за 70 лет в городе не создано ни одного профессинального коллектива. Какое может быть развитие культуры? Выпускники Института Искусств разъезжаются по всему миру, у нас мастера не остаются.
Надеюсь, что если театр все же будет создан, ситуация изменится.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here