В Сербии официально подвели итоги президентских выборов

0
5

Отгремевшую на Балканах президентскую кампанию окрестили "самыми непредсказуемыми выборами в новейшей истории Сербии".Интрига подогревала напряжение до последнего момента. Двух лидеров электорального марафона – действующего президента страны Бориса Тадича и его оппонента, лидера Сербской радикальной партии Томислава Николича – на протяжении всей гонки отделяла друг от друга мизерная разница в соотношении симпатий избирателей. Окончательный итог второго тура: умеренный Тадич – 51%, националист Николич – 48%. Судьба края оказалась предрешенной всего 3% голосов.
Повторно переизбранный президент в ходе публичной кампании, вне всякого сомнения, энергично радел за судьбу Косова. Даже нанес визит в мятежный край. Однако аналитики сделали неутешительный вывод: вопрос об окончательном отделении от Сербии ее исторической провинции – дело времени и тактики.
Постулаты выборных программ кандидатов во власть во всех странах неизменны. Тезисы всегда отличаются широтой охвата при ярко выраженном отсутствии глубины и искренности устремлений. Соискатели любви народной щедро сулят экономические и социальные блага, не скупятся на обещания прав и свобод. Независимо от существующих реалий… Нет гарантов – создадим, есть – преумножим! Так уж повелось в электоральной практике, что претенденты на выборные должности манипулируют общественным мнением, играя на неистребимой наивности уже не раз наступавшего на одни и те же грабли электората. Банально и старо как мир!
Главный козырь сербской выборной кампании – Косовская карта. Клятвенное заверение сохранить территориальную целостность страны – путевка во власть для сербских политиков. Посягнуть на святое – все равно что добровольно самоустраниться из большой политики. Без обещания "позаботиться" о сохранении Косова в составе Сербии любые электоральные потуги – бесполезный блеф. Но одно дело – чаяния народа, а другое – кулуарные игры его власть придержащих "слуг"!
Фигуры, оспаривавшие сердца сербских избирателей на финишной прямой, диаметрально противоположны. Коль скоро поступиться идеей о недопустимости отделения Косова от Сербии возможным не представлялось, ставки делались на способы достижения заветной цели. Борис Тадич – политик гибкий, ищущий компромиссные подходы, – призывал искать решение проблемы путем консенсуса со всеми заинтересованными участниками процесса, а именно с Россией, ЕС, США. Томислав Николич – несгибаемый радикал, сторонник жестких, а иной раз конфронтационных подходов – призывал заручиться поддержкой московской администрации и действовать без оглядки на западных оппонентов.
Сколь не дорого Косово сердцу сербов, победила, пусть и с небольшим перевесом, золотая середина. Эксперты расходятся во мнениях. Некоторые полагают, что переизбрание Тадича – закономерное продолжение ранее начавшейся вехи в истории независимой Сербии. Ее суть – практически запрограммированное и предрешенное членство страны в ЕС в обмен на добровольные, без лишних "шума" и "пыли", территориальные уступки. Европейский союз понять можно. Лучше допустить в свои ряды двух новых де-юре самостоятельных субъектов, нежели одного, трескающегося по швам от сепаратизма. Оно и верно: баски в Испании, корсиканцы во Франции, строптивые шотландцы, ирландцы, уэльсцы в Объединенном Королевстве… Своей головной боли и так хоть отбавляй. Куда уж больше!
От политики вновь переизбранного президента Сербии не ждут ни сенсаций, ни потрясений. Тадич рассуждает о неделимости страны, вместе с тем призывает сербов не рубить с плеча и не приносить идею европейской интеграции в жертву территориальным амбициям и исторической ностальгии. Он настолько предсказуем, что даже косовские албанцы, грозившие немедленным самопровозглашением независимости в случае прихода к власти Николича, согласились повременить еще некоторое время с официальными заявлениями по уже давно решенному, по убеждению косоваров, вопросу.
С другой стороны, нашлись и те, кто в повторном переизбрании президента Сербии узрел руку Москвы. Визит Бориса Тадича в Первопрестольную в разгар электоральной кампании немало поспособствовал укреплению промосковской версии. Сербская делегация во главе с кандидатом на президентский мандат провела в Москве ряд весьма эффективных переговоров. Их результатом стало подписание нефтегазового соглашения о продаже "Газпром нефти" 51% акций компании "Нефтяная индустрия Сербии", а также договора о строительстве на территории Сербии участка газопровода "Южный поток".
Кремль уличили в неискренности позиции по косовскому вопросу. Сторонники "закулисной" гипотезы убеждены: Москва, отдавая дань традиции и ведомая жаждой реванша за утраченное в 90-х годах прошлого столетия геополитическое влияние, лишь подыгрывает официальному Белграду. В действительности, по мнению критиков Кремля, отделение сербской провинции от метрополии играет на руку российской стороне. Любой шаг Москвы навстречу западным оппонентам становится основанием для того, чтобы иметь возможность в час "Х" выставить встречные требования. Только уже для решения своих стратегических задач. На все лады смакуется версия о том, что косовский "прецедент" делает легитимными действия России в отношении давних камней преткновения с Грузией по поводу Абхазии и Южной Осетии, с Молдовой относительно Приднестровья. Заявления же администрации Путина о том, что Москва признает суверенитет Косова только вслед за Белградом, в определенных кругах воспринимают как хорошую, но двуличную мину при плохой игре.
Так или иначе, но власти Сербии рапортовали о рекордной, начиная с 2000 года, явке избирателей. В выборах президента приняли участие около 67,6% избирателей. Это значительно больше прогнозируемого количества. За Тадича голосовали в основном жители крупных городов. Позиции Николича явно были сильнее в регионах. Особенно в Косово среди сербского электората – 71% голосов. Но победа умеренности кажется абсолютной лишь на первый взгляд. Кампания отмечена некоторыми неоднозначно трактуемыми проявлениями.
Наблюдатели отметили рекордно малочисленное присутствие на выборах в Сербии международных наблюдателей. Например, от вездесущей миссии ОБСЕ было аккредитовано всего 23 эксперта. Для сравнения – для наблюдения за недавно прошедшими выборами в Кыргызстане БДИПЧ снарядило около 800 посланцев. Дожидаться объявления окончательных результатов весьма острой конкурентной борьбы между двумя кандидатами представители ЕС не стали. Избирательные участки еще не успели опустеть, а соседи по континенту уже выступили со специальным поздравительным заявлением. Европейские эксперты "похвалили" сербов за организацию высокой явки избирателей. Отметили что, "по предварительным оценкам, выборы были свободными и честными", пообещали Белграду дать "европейскую перспективу".
Но больше всех заинтриговал общественность премьер-министр Сербии Воислав Коштуница. Еще совсем недавно политик бойко ратовал за разрыв отношений со всеми странами, потакающими расчленению Сербии. Неожиданно для всех премьер самоустранился от публичной агитации, отказался официально поддерживать кого-либо из кандидатов и предоставил сербам самим определиться, к кому из претендентов на высокий пост лежит народная душа. Душа народа немного поколебалась и остановила свой выбор на золотой середине.
И тут же грянул гром. Не успели сторонники Бориса Тадича отпраздновать триумф одержавшего победу кандидата, как Воислав Коштуница снова напомнил о себе. Упорно державший нейтралитет на всем протяжении электоральной кампании премьер вновь вернулся к радикальной риторике. Да к тому же с невиданным доселе пафосом. Коштуница разразился громкими заявлениями о недопустимости торга в отношении Сербии и своей принципиальной позиции по косовскому вопросу. Грозные упреки посыпались на голову еще не успевшего оправиться от успеха Тадича. Эмоциональный накал премьерских нападак заставил многих наблюдателей сделать предположение о серьезном политическом разрыве между бывшими союзниками по демократическому лагерю. Так что кульминацией борьбы кланов и интересов президентские выборы в Сербии так и не ознаменовались. Главное действо, похоже, впереди.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here