Правление Путина вывело Россию в Европу?

0
3

Путин-президент ушел. Да здравствует Путин-премьер!.. Каким он будет, этот новый старый, всем хорошо знакомый, властный и энергичный глава правительства – судить рано.Попробуем пока оглянуться и подвести итоги восьмилетки, без которой облик России, наверно, был бы совершенно иным.
Правление второго президента России запомнилось долгожданным “собиранием земель русских”, когда Москва наконец-то напомнила всем субъектам федерации, что пожелание предыдущего президента брать суверенитета “столько, сколько сможете” не стоит понимать буквально. При Путине Якутия и Тува перестали называться “суверенными демократическими государствами”, а губернаторы областей перестали быть удельными князьями, которым президентский указ – не указ.
Владимир Путин, еще будучи премьером с августа 1999 года, фактически вернул в лоно России Чечню, которая тогда именовалась Ичкерией и жила частью по законам шариата, а по большей части по законам военно-полевой анархии. Запомнившаяся на века фраза “мочить в сортире” вряд ли была нечаянной грубостью – новый хозяин страны сознательно давал понять, что теперь с властью шутки плохи.
Еще один запомнившийся лейбл эпохи – “диктатура закона”. Это прежде всего антитеза – в противовес диктатуре денег и всевластия березовских и гусинских. Бесконтрольность так называемых олигархов была для страны проблемой, сопоставимой с чеченской войной и терактами вроде “Норд-Оста” и Беслана. Ни один правитель не позавидовал бы такому трагичному колориту событий и, казалось бы, почти не решаемых задач.
Но Путин справился. Если не на оценку “отлично”, то по крайней мере на “удовлетворительно”. Тезис о вкладе второго президента в укрепление России может быть и дискуссионный, но красноречивым фактом является то, что в годы правления Путина Государственная дума перестала быть оппозиционной, коммунисты неуклонно теряли свой электорат, а “либералы в розовых штанишках” и с ними вечно ворчащие “яблочники” и вовсе вылетели с арены политической жизни, перестав быть интересными как народу, так и власти.
Владимиру Владимировичу удалось как бы влюбить в себя страну (конечно, не всю, но поистине львиную долю) с первого взгляда и не разочаровать ее в этой симпатии до самого последнего дня пребывания у власти. Наверно поэтому народ легко переносил эту симпатию на людей из путинского окружения, особенно из молодого поколения, а значит, провести операцию “Преемник” не было особого труда. Взять даже нового, третьего президента России – главное его достоинство в глазах россиян можно обозначить так – во всем как Путин: и манера говорить, и походка, да и… он же питерец, наконец!
Россия, конечно, не Польша, и Медведев с Путиным не родные братья, но… все же, как ни крути, близнецы. Во всяком случае пока. Эпоха близнецов для России – это не курьез, а скорее новый вариант политической стабильности по-русски. Грешным делом здесь даже напрашивается аналогия с российским гербом – двуглавым орлом. Правда, двуглавый орел был придуман как символ единства Церкви и Государства, но также всегда ассоциировался и с общественной стабильностью в целом.
А если серьезно, в “эпоху близнецов” Россия, скорее всего, станет более европейской. Имеется в виду европейской в плане политических традиций, механизмов и стилей. Мощная и самостоятельная власть премьер-министра – явление западное, для России не привычное, но похоже, питерский тандем решил, что страна уже созрела. Еще один признак европейского подчерка – первые лица страны все больше говорят о предметах, касающихся не эфемерного “величия нации”, а напрямую кошельков граждан: то есть о реформировании налоговой системы, о снижении инфляции, об оптимизации налоговой системы, о росте цен на продовольствие и, кончено, борьбе с коррупцией. Ставятся вполне глобальные задачи: например, выпрыгнуть на шестое место в мире по ВВП.
Но это вовсе не значит, что обновленная власть будет тише говорить о таких вещах, как расширение НАТО или размещение американских ПРО. Она будет говорить об этом более спокойно. Но при этом более уверенно, потому что мощь России теперь уже не только в ядерных боеголовках (помните, как у Задорнова, “когда мы нищие, мы страшные”…), а в каком-никаком национальном благосостоянии.
Пожалуй, главная и не совсем приятная задача “близнецовой” России – постоянно напоминать себе: цены на нефть могут меняться, а потому “нефтяной рай” – это не навсегда. Без достойной технологической модернизации Россия так и останется Диким Востоком, несмотря на свои воспетые веками несметные богатства.
Владимир ВАСИЛЬКОВ,
БЕЛТА.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here