Париж – законодатель геополитических мод?

0
3

Были времена, когда Франция была настоящим гегемоном в Европе. И даже могущественного Папу Римского король Франции Филипп IV Красивый заставил переехать из Рима во французский город Авиньон. Париж диктовал моду всему миру не только в вопросах одежды и парфюмерии, но и в политических процессах, будучи авангардом переустройства привычного европейского порядка. Ситуация менялась, на арену выходили новые лидеры, но Франция не переставала чувствовать себя одной из избранных. Даже в эпоху жесткой биполярной модели, когда все на земном шаре в той или иной степени притягивалось к двум противоположным полюсам – США либо СССР, и третьего, вроде бы, не дано, – французская политика пыталась сохранить собственное неповторимое лицо (вспомним, хотя бы, гордый уход деголлевской Франции из военной организации НАТО в 1966 году). Сегодня новый лидер уже Пятой по счету республики Николя Саркози обращается к героическому прошлому французской нации, заявляя о ее фатальном призвании быть… конечно, не мировым жандармом, но, по крайней мере, одним из мировых центров силы.
Николя Саркози 27 августа впервые после своего избрания выступил с крупной публичной речью о внешней политике Франции. По стилю и размаху это было не просто заявление о намерениях, а поистине манифест нового мира, к которому просвещенная Франция готова вести народы земли. Главное внимание было сконцентрировано на необходимости пересмотра роли Европейского союза в мировых процессах. Чувствуется, что Франции, Германии, да и другим крупным западным державам надоело в решении глобальных проблем полагаться на ООН. Зачем? Гораздо проще иметь на планете мобильный и могучий клуб "сильных", в которым будет проще договориться между собой. Вот и звучат с каждым годом все более настойчиво призывы превратить Евросоюз в подлинный центр силы, способный влиять на принятие решений не только в старой доброй Европе, но и в мировом масштабе.
Многие сразу вспомнят дуэт Ширака и Шредера и их антагонизм традиционному "пупу земли" — Соединенным Штатам. Но не так все просто, преемник Ширака решил действовать более осмотрительно. Саркози не раз подчеркивал важность франко-американской дружбы. Но при этом он добавлял, что Франция оставляет за собой право не согласиться с заокеанским союзником.
К примеру, ситуация с Ираком. В своей речи Николя Саркози призвал определить четкие сроки вывода из этой страны иностранных войск, отметив, что решение проблемы коренится в примирительном диалоге всех общин Ирака. Президент напомнил, что в 2003 году Франция выступила в качестве оппонента иракской кампании, а теперь готова оказать посильную помощь в поиске оптимального политического решения кризиса на берегах Тигра и Евфрата. Одним словом, стратегия бойкота коалиционной дележки сфер влияния на Ближнем Востоке признана Парижем неэффективной. Наоборот, Франция намерена по-настоящему повернуть на юг и восток не только свое лицо, но и лицо всего ЕС. Немудрено, учитывая огромное количество проживающих во Франции иммигрантов из арабских стран.
Не лишнее будет напомнить, что в следующем году начнется период шестимесячного председательства Франции в ЕС. Париж, как ни кто другой, прекрасно понимает, что уже давно пора более основательно заняться отношениями с соседями по Средиземноморью. К примеру, недавно Франция и Ливия подписали меморандум о сотрудничестве в сфере мирного использования атомной энергии, который, в частности, предполагает поставку в Ливию ядерного реактора для опреснения морской воды. Франция сыграла одну из ведущих ролей в разрешении кризиса вокруг болгарских медиков, которые провели в ливийской тюрьме восемь лет. Освобождение болгарских граждан позволило Ливии наладить отношения с Западом.
Еще напомним, что именно Саркози принадлежит идея создания так называемого Средиземноморского союза. Это альтернатива ЕС для тех стран, которые хотят интегрироваться с Европой, но им не положено – не смахивают на избранных. В качестве лидера этой "европейской галерки" Саркози прочит Турцию. Франция ведь не хочет видеть этого 68-миллионного гиганта в числе своих коллег по ЕС. А тут – вроде бы и не в союзе, и одновременно при почетном деле. Кстати, в своей речи глава Франции подтвердил традиционную оппозицию присоединению Турции к ЕС, но деликатно высказался за продолжение ведения переговоров с Анкарой. Мол, я не препятствую, но… вы все знаете, как я "люблю" Турцию.
Вообще, Саркози в своей речи отметил необходимость решить наконец поистине роковой для ЕС вопрос — на какой же заветной дальней версте закончится его расширение? Или, проще говоря: каким странам имеет смысл надеяться на европейский партбилет, а каким нет?
Президент предложил созвать комиссию "десяти мудрецов", чтобы они подумали над тем, что будет представлять собой союз году этак к 2020-му. "Мудрецы" должны определить миссию ЕС в будущем, где должны закончиться географические пределы Единой Европы. Таким образом, Париж как бы говорит: немцы взялись за реформирование Евросоюза, но мы – французы – пойдем дальше.
Саркози призвал ЕС к принятию более взвешенной и унифицированной стратегии безопасности, к построению более гармоничного миропорядка, чему должно способствовать появление сильной Европы как крупнейшего мирового лидера. По мнению главы государства, союзу нужна сильная единая политика в вопросах миграции и экологии. Франция традиционно выступала за создание эффективной армии ЕС. В этом ее позиция отличается от взгляда Германии, по мнению которой для этих целей уже есть НАТО. Но Франция уверена в том, что Европа сильна не только торговлей. Энергичные легкие Парижа хотят вдохнуть боевой дух в общеевропейское тело. И тогда, возможно, свершится чудо – ЕС станет таким же "крутым дядей", как небезызвестный Дядя Сэм. А авангардом этой блестящей преображенной силы, одновременно гуманной и суровой, будет, конечно, ядерная Франция.
Кстати, раз Франция ядерная держава, то и лишних конкурентов нам не надо. Глава Пятой республики призвал международное сообщество предотвратить возможность получения Тегераном ядерного оружия. Франция не упустит ни одного случая, чтобы попытаться убедить Иран в контрпродуктивности его ядерных амбиций в отношениях с европейцами, американцами, китайцами и русскими.
Досталось не только Ирану. Саркози обвинил Россию в том, что она прибегала к "определенной нечистоплотности" в давлении на страны Европы посредством своих энергетических поставок. "Если ты – великая держава, то тебе надо отказаться от нечистоплотных методов", — сказал Саркози.
Вернемся к теме нового миропорядка. Глава Пятой республики предложил сделать из G-8 G-13, подключив к участию Китай, Индию, Бразилию, Мексику и ЮАР. Он также призвал подумать, не предоставить ли Германии, а также Японии, Индии, Бразилии и одной из стран Африки давно вожделенные места постоянных членов Совета Безопасности ООН. Такая высокая риторика демонстрирует далеко не случайное позиционирование себя мировым арбитром, державой с опытом и потенциалом, державой с большими амбициями.
Многие критикуют стиль Саркози за излишнюю пафосность. Мол, только под нашей эгидой ЕС наконец-то сформулирует стратегию безопасности, только Франция эффективно займется реформой НАТО, только под личным руководством Николя Саркози Совбез ООН, наконец-то, решит проблемы Африки и другие долговечные вопросы. Тем не менее, в амбициях французского лидера есть много объективного. Франция избрала мудрую тактику связующего звена между Европой и мусульманским Востоком, а также одновременно между Европой и Америкой. Такая геополитическая игра, если ее проводить умело и удачливо, должна принести неплохие дивиденды.
Для нас также есть оптимистичные надежды, связанные с правлением Саркози. Ведь французский президент зарекомендовал себя, прежде всего, как прагматик, сторонник "реальной политики". А это дает повод рассчитывать на то, что наши страны будут шаг за шагом осуществлять дополнительное движение навстречу друг ко другу.
Владимир ВАСИЛЬКОВ,
БЕЛТА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here