Человек в черном

0
5

Похоже, это любимый цвет президента ЛукашенкоОдеваясь, человек на самом деле «раздевается», порой демонстрируя окружающим гораздо больше, чем хотел бы сам. Жесты, манеры и привычки могут рассказать о людях больше, чем сказанные ими слова. Корреспондент «Белорусской газеты» просмотрела около сотни видеосюжетов, записанных за время прерывания у власти белорусского президента. Возможно, некоторые наблюдения его манере одеваться и вести себя представят интерес для наших читателей.
Первое появление Лукашенко перед камерой в качестве президента — его
прощание со Шкловщиной. Лукашенко одетый в пестрый клетчатый пиджаки однотонные  брюки явно от другого костюма. Мятый воротничок, сирийский галстук, торчащие  усы и гордо реющая над лысиной непокорная прядь. И натуральный румянец во всю щеку, навевающий мысли о парном молоке от коровы Милки, сеновале и плодотворной работе на свежем воздухе.
Глядя на недавнее выступление Лукашенко на «Славянском базаре», невозможно поверить, что это — тот же человек. Безукоризненно сидящий костюм, жесткий воротник дорогой сорочки и шелковый, в тон костюму галстук, цена которого в несколько раз превышает президентскую месячную зарплату. И, что немаловажно, голова и усы подстрижены приличным парикмахером. Здоровый румянец разделил судьбу Милки.
В начале президентства Александр Григорьевич особого внимания на свой внешний вид не обращал. Оператор ОРТ Сергей Гельбах вспоминает, как в 1995 г. отказался снимать Лукашенко, когда тот вышел к журналистам взмокшим, со сдвинутым на бок галстуком и своей «фирменной» прядью, дыбом восставшей над лысиной. На вопрос — почему? — Гельбах ответил, что президент у него в кадре должен выглядеть как президент, а потому неплохо было бы причесаться, промокнуть пот и поправить галстук. По словам Гельбаха, критика была принята благосклонно, Лукашенко лишь ругнулся на родное БТ, которое его внешний вид вполне устраивал.
Путь президента к приличному внешнему виду был долог и извилист, исполнен конфузов и любопытных дизайнерских решений. Ко времени своей первой  пресс-конференции Лукашенко уже избавился от клетчатого пиджака и облачился в черный, плохо сшитый костюм с неровными плечами и дешевую сорочку от отечественного производителя. Мятые воротнички президентских сорочек еще больше года будут бросаться в глаза на фоне безукоризненных воротничков Булахова, Гончара, Карпенко. Примерно столько же его будут приучать застегивать верхнюю пуговицу под узлом галстука.
Отношения с галстуками у А. Г. вообще складывались весьма сложно. Им на президентской шее было явно не по себе. Они душили, мешали, раздражали. Их хотелось снять или хотя бы распустить узел. Галстук отравил ему жизнь в момент наивысшего триумфа — принятия президентской присяги, поскольку в самые ответственные минуты, когда звучал государственный гимн, камера увековечила не только орлиный взгляд молодого президента, но и дурашливо свернутый на бок галстук, который свел на нет всю торжественность момента.
Мужчине, который не знает, какой галстук подойдет к рубашке, обычно дает советы жена. Отсутствие Галины Родионовны ощущалось в каждом выходе президента на люди. С 1994 по 1998 г. галстуки Александра Григорьевича особым шиком не отличались. Разве что периодически повторялся один и тот же мотив — «ленинская» крапинка на темно-синем фоне. Любимый головной убор – шляпа а la Саддам. Дьявол прячется в деталях.
1995 г., визит Ельцина в Минск. На фоне ухоженного Бориса Николаевича Лукашенко в ратиновом пальто, долгое время выполнявшем функцию форменной одежды советской номенклатуры, «тянет» на секретаря обкома. Ему не важно, что в 1995 г. ратин был не в моде, просто такое пальто, виденное в детстве на партийных и хозяйственных лидерах, полностью соответствовало его представлению о хорошей одежде.
Костюмы Лукашенко предпочитал темно-синего или глухого черного цвета. Говорят, что черный в одежде — цвет защиты, в него «прячутся», им отгораживаются от окружающего и окружающих. Президент откровенно предпочитает черный остальным цветам. Когда Татьяна Худобина в своей передаче на телеканале РТР, вышедшей в эфир накануне последних выборов, «нечаянно» находит Александра Григорьевича в жаркий летний день на строительстве кольцевой дороги, он предстает перед зрителями в черных брюках, черной тенниске и черной же бейсболке. Черный — традиционно и беспроигрышно.
Самым больным местом президента долгое время оставалась прическа, а точнее, стыдливо прикрывающая лысину прядь. Он годами не мог смириться с естественной потерей волос и старательно выкладывал на голове оставшуюся растительность. По мнению психологов, за стремлением прикрыть волосами шею, уши. лысину скрывается подспудное желание скрыть таким образом от чужих взоров свои недостатки и (как это уже было с черным цветом) спрятаться от окружающих. Если выкладки психологов верны, то более всего президенту хотелось скрыться и закрыться в период референдума 1996 г., когда его волосы достигали просто неприличной длины.
Политик меняет костюмы в зависимости от среды, в которой ему приходится вращаться, и общества, с которым ему приходится общаться. Накануне референдума Александр Григорьевич перед камерами кладет кирпичи в метро в синем ватнике, на голове — шапочка с легкомысленным помпоном. От типичного пролетария его отличает лишь то, что рабочая одежда абсолютно чиста, а из-под ватника выглядывает белоснежная футболка.
Еще один сюжет снят в магазине, куда Лукашенко на заре своей президентской карьеры лично явился наводить порядок. Он одет в дешевую куртку из плащевки, из-под которой выглядывают пуловер цвета полупроцентного молока и голубая сорочка. Вплотную (!) окруженный народом, он практически ничем от этого народа не отличается, и выглядывающий из-за его плеча охранник одет гораздо шикарней своего патрона.
Сегодня президент не ходит в магазины, создавая образ «своего парня» иными средствами. Он играет на гармошке, любит кабацкую лирику Есенина, уважает баньку («Я парюсь по-мужски, 120-130, иногда — 140, уши сворачиваются»), на «Дажынках-2000» вальсирует с обмирающей от восторга красоткой в национальном костюме, приставляя ногу, как на танцах в сельском клубе. О себе по-прежнему говорит в третьем лице — «президент решает», «президент должен думать», будто так до сих пор и не смог отождествить себя с должностью, которую занимает уже восемь лет.
А еще Лукашенко любит форму. Как военную, так и спортивную. Спортивную — особенно, да и поводов покрасоваться в ней гораздо больше, нежели в мундире главнокомандующего. До пришествия А. Г. в спорт под номером 1 на хоккейную площадку выходили только вратари. Что совершенно не помешало нападающему (а Лукашенко играет центр-форвардом) подчеркнуть «единицей» свою исключительность даже на льду. Выделяет его и написанная на майке фамилия, наверное, для тех, кто не умеет считать. На фоне его партнеров, среди которых есть мастера, выступавшие на чемпионатах СССР и мира, это выглядит вопиющей бестактностью. Тем не менее похоже, что за пределами страны здравый смысл все-таки берет верх, и перед поездкой в Москву в январе 2001 г., а также во время визита в Санкт-Петербург А. Г. сменил номер 1 на 99. И то верно: в России — свой первый, который может правильно понять неуклюжий намек. Впрочем, номер 99 тоже взят не с потолка, а всего-навсего с майки признанного короля хоккея Уэйна Гретцки.
Александр Григорьевич умудрился оказаться законодателем и в армейской моде. Чего стоит одна его фуражка, сшитая из камуфляжной ткани! А погоны с внушительным гербом и роскошная парадная форма навевают воспоминания о богатых аксельбантах Каддафи и обожающих блестящее африканских генералах.
Кстати, любимая летняя одежда — рубашка с короткими рукавами и галстук — протокольный промах, который независимо от погоды никогда не позволяет себе Путин. Короткие рукава подразумевают галстук лишь в том случае, если речь идет о форме. Интересно, что двух президентов роднит привычка носить часы на правой руке. Особенно это бросается в глаза на кадрах, где Путин и Лукашенко летом прошлого года дружно закладывают кирпичи в здание будущего российского посольства в Минске. У обоих президентов часы дорогие, на благородных кожаных ремешках.
То, что в последние годы внешний вид президента резко изменился к лучшему заметили практически все. Однако самое удивительное, что произошло это не постепенно, а в один день: 8 сентября 1999 г., во время первого визита Путина в Минск в качестве премьер-министра, Александр Григорьевич предстал в новом имидже. Еще в августе Лукашенко зачесывал любимый клок волос и растрепанные усы, напоминающие два пучка жесткой соломы, а уже 8 сентября он вышел к камерам элегантно одетым и безукоризненно подстриженным. Президенту понадобилось всего пять лет для того, чтобы его внешний вид стал соответствовать занимаемой им должности. Вряд ли мы узнаем, кто уговорил Лукашенко расстаться с излишками прически и усов, а также чем была вызвана столь резкая перемена — случайностью или чьей-то интуицией. С уверенностью можно говорить лишь о том, что изменение его внешнего вида благоприятно отразилось на работе телеоператоров: если раньше его можно было снимать только спереди (чтобы не была видна лысина), то сейчас разрешено показывать сбоку и сзади.
Политика — это бесконечный маскарад, на котором политику важно каждый раз оказываться в том костюме, который будет идеально соответствовать конкретному моменту. Впрочем, какое-то время можно неплохо продержаться, прячась за одним и тем же пестрым лоскутным одеянием. До тех пор, пока тебя не начнут сразу узнавать по мелодичному перезвону колокольчиков на рогатой шляпе.

Говорящие жесты
Сдержанность не входит в число добродетелей Лукашенко, в движениях он порывист, жестикулирует много и охотно. Но чем выше уровень, на котором он выступает, тем скупее жесты и меньше экспрессии. Зато в общении с народом руки будто живут своей собственной, «мельничной» жизнью. В привычке размахивать руками он не одинок. Неистовая жестикуляция — черта, роднящая глав почти всех авторитарных режимов (демократические политики куда как более сдержанны в своих телодвижениях, к примеру, самым экспрессивным жестом Уинстона Черчилля стали всего-то два растопыренных в виде буквы V пальца…). Апофеозом рукосуйства можно считать выступление Лукашенко накануне референдума — Фидель вместе с прочими известными ораторами благополучно отдыхал.
Манеры у Александра Григорьевича за годы президентства устоялись и по-прежнему оставляют желать лучшего. Чего, к примеру, стоит привычка обращаться на «ты» ко всем, включая женщин и стариков. Журналисты с президентской фамильярностью столкнулись еще во время его первой пресс-конференции. Тогда «ты» досталось всем, включая ветерана белорусской журналистики, руководителя корпункта газеты «Труд» Сергея Ваганова, который, выслушав ответ, вежливо поблагодарил: «Спасибо, Александр».
Приятными исключениями из этого правила стали Ельцин, Путин да изредка встречающиеся на пути Лукашенко главы иностранных государств. Со своими — можно по-простому. А чего церемониться? Он — батька, а батька с детьми на «ты», что с младшенькими, что со старшенькими.
Вообще, с манерами у президента были проблемы все эти годы. Вспомним хотя бы битье посуды «на счастье» в кремлевских покоях. А привычка все время поправлять усы, волосы или костюм, почесывать подбородок выдает внутреннюю неуверенность и нервозность.


Белорусская газета. 2002. 29 июля.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here