Выводы без доводов

0
20

или Почему поверхностность в науке опасна для здоровья народаПолтора года назад в научных кругах прошла информация о том, что в одном из российских научных институтов состоялась защита диссертации на соискание ученой степени доктора технических наук директором Могилевской областной сельскохозяйственной опытной станции Г. М. Пшиходским. Она меня очень заинтересовала. Дело в том, что еще 25 лет назад я начал заниматься проблемой накопления радионуклидов в кормах и животноводческой продукции. Работал тогда в Дашковке на той же опытной станции. В силу различных обстоятельств, как раз накануне аварии на Чернобыльской АЭС, исследования по теме были приостановлены, отдел животноводства станции расформировали, а я вообще оказался отлученным от науки. Но несмотря на все это, продолжаю и по сей день интересоваться проблематикой той сферы, в которую вложил немало сил.
Поэтому мне, естественно, и захотелось познакомиться с тем, что же появилось нового в науке. Однако это оказалось не так просто. На мой запрос вице-президент Академии аграрных наук Г. И. Гануш ответил, что к докторской диссертации Пшиходского они не имеют никакого отношения. А что касается его монографии "Экологические и мелиоративные проблемы после аварии на Чернобыльской АЭС — опыт Могилевской области", то он посоветовал мне обратиться в библиотеку Могилевской опытной станции.
Но меня, как специалиста, интересовали не просто голые выводы, сформулированные в монографии. Хотелось глубже проникнуть в исследования и разобраться, на основании каких же доводов, опирающихся на проведенные опыты, они сделаны.
Из автореферата Г. М. Пшиходского "Реабилитация загрязненных радиоактивными веществами территорий новейшими технологиями (на примере Могилевской области)", который мне после трудных полуторалетних поисков, наконец, удалось заполучить, я узнал, что диссертационная работа выполнена действительно на Могилевской государственной областной сельскохозяйственной станции. Однако где и кем проводились исследования и опыты, установить так и не смог: все опрошенные мною работники опытной станции отрицали свое в них участие.
В еще большее недоумение меня вверг тот же ответ из Академии аграрных наук, где подчеркивалось, что Г. М. Пшиходский поступил на работу на Могилевскую опытную станцию в 1995 году, имея уже подготовленную докторскую диссертацию по радиационной тематике. Вся эта путаница невольно настораживает. Тем более что еще раньше из печати я был знаком с некоторыми взглядами диссертанта на чернобыльскую тему.
Например, в одном из номеров областной газеты "Могилевские ведомости" он утверждал, что не надо было выселять жителей из деревни Новоельня Краснопольского района, где плотность радиоактивного загрязнения составляет 40 кюри на квадратный километр. На чем же базируется мнение бывшего первого секретаря Краснопольского райкома партии, который этим же отселением и руководил? В газете он говорит, что к такому выводу его привели исследования, проведенные на зараженных землях бывшего колхоза "Ленинский путь" Краснопольского района. Что представляли собой эти исследования, кем они проводились и какую преследовали цель, мне установить так и не удалось.
Зато из статьи "Зачем заниматься самообманом?", опубликованной в газете "Советская Белоруссия" 11.04.96 г., я узнал совершенно сенсационную новость. Оказывается, уровни радиоактивности на Краснопольщине еще на самом первом этапе измерений были завышены в четыре раза!? Не знаю, на основании чего Пшиходский пришел к такому выводу. И в данном случае меня волнует совершенно другое.
А именно: в автореферате соискателя я нашел ссылку, где два вышеназванных интервью отнесены к числу 50 опубликованных автором научных работ. Якобы они отражают основное содержание диссертации. Не знаю, что представляют собою остальные научные публикации — мне их не удалось разыскать. Отнести же пространные ответы на вопросы журналистов к числу научных работ — это, на мой взгляд, далеко не научный подход.
Поэтому после бесплодных попыток разобраться в тонкостях концепции соискателя докторской диссертации, я и вынужден был обратиться в Академию аграрных наук. Но там, как я уже упоминал, ничем меня не обрадовали. Тогда, почувствовав неладное, я написал письмо в прокуратуру республики, в котором попросил установить, где и когда утверждалась программа исследований Г. М. Пшиходского по радиоактивной тематике, какими комиссиями проводились проверки научно-методического уровня исследований, есть ли акты таковых проверок, имеются ли научные отчеты исследований и рецензии на них, где находятся первичные документы проведения опытов и лабораторных исследований. Однако на два моих напоминания прокуратура ответа не дала, а письмо переадресовала в Академию аграрных наук, которая, как я говорил, никакого отношения к диссертации не имеет.
И уж совсем ошарашивающую новость я получил в конце октября прошлого года из Государственного высшего аттестационного комитета. В документе, подписанном главным ученым секретарем ВАК Беларуси А. Н. Морозевичем, сказано: "Нами получена справка из ВАК России (от 9.10.2000 г. № 123-53-260/08) о том, что Пшиходский Г. М. снял свою диссертацию с рассмотрения 9.03.1999 г. по письменному заявлению и документы были возвращены в диссертационный совет".
Как все это понимать?
Возможно, Геннадий Михайлович осознал, что пошел в развитии своей концепции по ложному пути и решил пересмотреть прежние взгляды на экологические проблемы загрязненных территорий? Не знаю. Может, есть еще какие-либо причины для отзыва диссертации. Это, как говорится, его личное дело.
Но меня волнует другое. Ведь на протяжении многих лет Г. М. Пшиходский, представляясь крупным ученым в области радиологии, постоянно утверждает, что на загрязненных территориях можно получать чистую продукцию животноводства, что там можно спокойно жить и работать. И многие жители отселенных деревень возвращаются в радиоактивную зону, веря якобы компетентным заявлениям. Но, оказывается, подобные утверждения не имеют под собою никакой научно-исследовательской базы.
В связи с этим возникает немало вопросов. Адресовать их я хотел бы в первую очередь Академии аграрных наук. Надеюсь, что там понимают, насколько серьезной для Беларуси является проблема реабилитации земель, подвергшихся радиоактивному загрязнению после аварии на Чернобыльской АЭС. Тогда почему в этом уважаемом заведении с таким безразличием относятся к процессу разработки соответствующей тематики? Почему не налажен контроль за научно-исследовательским процессом? Ведь, насколько я понимаю, в эту работу государство вкладывает определенные средства. Какова от них отдача?
Неясным для меня остается до сих пор и то, кем выдавалась служебная характеристика на Г. М. Пшиходского ученому совету по защите докторской диссертации. Я, например, знаю его как специалиста в области мелиорации. А кто может мне подтвердить, что он является еще и серьезным ученым в области радиологии?
Так могу ли я после всего этого верить его выводам?
Дмитрий МЕЖЕВИЧ,
кандидат сельскохозяйственных наук.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here