В Бога верю, а дом не отдам!

0
80

В деревне Барань Борисовского района монахини ведут свой бизнес

В редакцию позвонил уроженец Барани, ныне минчанин, и рассказал: женский монастырь скупает дома в его деревне. Мол, был на малой родине, подошли к нему молодые люди и предложили пожертвовать монастырю дом.

Он отказался.

– Что, в Бога не веруете? – поинтересовались ребята.

– Верю, но вы ж дом не для Бога, а для монастыря хотите.

Мы решили съездить и посмотреть, что же происходит в этой деревне.

Зачем монастырь скупает дома

Приехали, остановились у магазина. На улице – ни души. Деревня будто вымерла. Но тут в магазин завезли хлеб, и со всех концов потянулись старушки.

Оказалось, есть тут и ферма, и больница, и библиотека, и даже клуб. В Барани живет около 130 человек. Хаты старые, крепких мало, заборы – традиционно косые, мужики – по большей части сильно пьющие. Но… Хата в деревне по стоимости доходит до полутора тысяч долларов!

Это нам рассказала местная библиотекарь, Мария Петровна. Когда-то она очень дружила с предыдущей настоятельницей. И дом Марии Петровны как раз напротив монастыря.

– Да, в цене хаты подросли из-за монастыря – уже пять домиков, четыре из них на центральной улочке, ему принадлежат. Местные, почувствовав выгоду, цены взвинтили. А так ведь деревня вымирающая, кому тут эти хаты особенно нужны были… Мы сами недавно дом купили – отдали больше полутора тысяч.

– А зачем женскому монастырю дома?

– Предыдущая настоятельница говорила, для паломников и будущих переселенцев. В планах тут сделать настоящую православную деревню.

– И кто в монастырских домах живет?

– В двух живут мужики, что трудятся на строительстве. Наезжают и другие строители, вроде как из бывших зеков, которых минский монастырь в Новинках отправляет сюда духовно совершенствоваться посредством труда.

В чужой монастырь не суйся…

В женском монастыре, Cвято-Ксениевском, нас не ждали. Настоятельница, матушка Василиса, уехала на своем авто с послушницей-водительницей по делам.

В самом монастыре, под который обустроили бывшую школу, нас встретили две обитательницы. Милые бледные женщины сказали, что живет здесь восемь монахинь. И тут же позвонили матушке Василисе. Дали мне трубку. Матушка строго сказала: без благословления Филарета разговаривать нельзя.

Сам монастырь располагается в бывшей школе в ста метрах от клуба, в котором устраиваются дискотеки с неизбежными пьянками и мордобоем. Не понимает деревенский народ, почему монастырь не требует «этот вертеп» закрыть.

Святая вода, богатая железом

В планах монастыря – собственное здание. Откуда брать на такое строительство деньги? Без них ведь никак…

– А вы заедьте в Борисове в районную больницу, там святую воду продают, что из кринички под крестом у дороги.

Еще в сенях монастыря заметили мы большой прозрачный мешок с новенькими пластиковыми пробками и удивились, что закручивают монахини этими пробками?

– А еще траву им в тюках привозят, – рассказывают местные жители. – Они ее фасуют и продают. Мед откуда-то везут, может, с Украины, его в баночки, как из-под майонеза, раскладывают. Тоже продают.

Перед отъездом в Борисов решили набрать водицы в криничке.

У обочины за канавой возвышался массивный деревянный крест, под ним из трубы действительно шла вода, маленькие холодные ключи били тут же, поднимая со дна канавы песок. Попробовала воду – она оказалась чистой. Правда, с явным металлическим привкусом.

Сухарики от матушки

Киоск в районной больнице был закрыт. Но под стеклом лежали пакетики с травяными сборами под маркой монастыря. По 500 – 2000 рублей за прозрачный пакетик в 5 – 7 столовых ложек травы. Фармацевты бы расплакались: в аптеках-то можно продавать траву только в непрозрачных упаковках, правильно высушенную, со всякими сертификатами, прошедшую радиологический контроль.

Кроме того, на прилавке в прозрачном полиэтилене лежали… «сухарики от матушки Ксении». И еще монастырские сухари – в полотняном мешочке.

– Да, тут нормы не соблюдаются, – весело заметила медсестричка, вышедшая в холл. – Видите, трава блеклая, сушили ее на солнце или хранили под открытым небом. И мед не заливали, а накладывали вручную. У этого монастыря есть еще киоск в городской больнице. Раньше в магазинах стояли лотки, но потом их вроде запретили…

В городской больнице киоск работал. Мы купили пол-литровую бутылочку с этикеткой: «Святая вода, Свято-Ксениевский женский монастырь, д. Барань, Борисовский р-н, Минская епархия», («богатая железом») за тысячу рублей. За ту же сумму приобрели и «Сухарики освященные от матушки Ксении». Стоял на прилавке и мед, обозначенный как монастырский. С Бараньской церковью на этикетке. Только пасеки у монастыря нет.

ОФИЦИАЛЬНО

Пресс-секретарь Экзархата Белорусской православной церкви Андрей ПЕТРАШКЕВИЧ:
Все в рамках традиции

Откуда в Свято-Ксениевском монастыре, где нет пасеки, берется мед?

– Большая пасека есть в Свято-Елизаветинском монастыре в Новинках близ Минска. Поскольку матушка-настоятельница Свято-Ксениевского монастыря – воспитанница Свято-Елизаветинской обители, то совершенно естественно, что между двумя монастырями существует взаимная помощь. Кроме того, мед поступает в Свято-Ксениевский монастырь с Полтавщины: там есть профессиональные бортники, которые жертвуют белорусской обители собранный ими мед.

– Продает монастырь травяные сборы. А сам травы не собирает. Где берет?

– Свято-Ксениевский монастырь в Барани во многом известен как раз благодаря своей многолетней традиции – собирать травные сборы. Эта деятельность поставлена здесь на профессиональном уровне. На популярных выставках-ярмарках, которые организуются «Белэкспо» совместно с Белорусской православной церковью, можно увидеть немало примеров того, чем богаты наши, а также российские, украинские монастыри и приходы. Также не исключено, что они договариваются об обмене своей продукцией и опытом для общей пользы.

– А что за сухарики делают в монастыре?

– Если вы интересовались житием Серафима Саровского, то знаете, что преподобный Серафим сушил сухарики и раздавал их приходившим к нему людям: в память о посещении, в благословение… И до сих пор из Серафимо-Дивеевского монастыря паломники везут сухарики. В Свято-Ксениевском монастырском храме нижняя церковь освящена в честь преподобного Серафима Саровского, и матушки продолжают дивеевскую традицию. С точки зрения медицины сухарики, конечно, не «лечебные». Но готовятся они по-особому. Их не просто режут и сушат: сестры добавляют к ним травы, над сухариками обязательно совершается молитва, они освящаются окроплением святой водой – это придает им благословление. Всё в рамках традиции, – и замечательно, что эти традиции есть и развиваются.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here