Пирамида нелепостей или промашки Минобразования?..

0
8

Авторы учебников по истории подправили свои "изделия", но это почему-то не радует ни учителей, ни школьников.

– Зайдите к нам, — окликнула меня библиотекарь. — Ваши долгожданные учебники истории прибыли!

Наконец-то! Я осторожно взяла в руки неказистое издание в тонкой белой обложке с красной полосой посередине. С открытой наугад страницы полыхнуло ненавистью. Буквы заплясали перед глазами. Россия — враг?! Я захлопнула книжку.

Это было восемь лет назад. Тогда возмущение новой "интерпретацией" истории оказалось таким дружным, что пришлось создателям учебной литературы по общественным дисциплинам срочно подправлять свои изделия. Ремонт сделали косметический. Исчезло, например, утверждение, что ответственность за вторую мировую войну несет и советский народ. Октябрьскую революцию перестали называть большевистским переворотом. Бумажные обложки сменились в основном на плотные и глянцевые, в книгах появились иллюстрации и даже схемы и карты. Некоторые называются уже не пособиями, а гордо — учебниками.

Только что-то не радуются похорошевшим на вид источникам знаний ни учителя, ни школьники. На одной карте Россия с Индией сливается, на другой — с Казахстаном. Страны на каждой новой карте меняют окраску, словно хамелеоны. В пособии по курсу "Человек. Общество. Государство" для 8-го класса схема с названием "Пирамида потребностей" выглядит как большой прямоугольник, сложенный из маленьких прямоугольничков. А девятиклассникам в этом же курсе предлагается осмысливать такие, скажем, пассажи: "…бюрократизированные структуры производственного и государственно-управленческого аппарата и технизированного социума". Чтобы пятнадцатилетним ребятам как-то компенсировать возникающее в голове от этой абракадабры напряжение, в той же книжке через несколько страниц — как бальзам на душу: "Каждый из вас… имеет право… свободно распределять свое время между игрой, развлечениями и учебой…"

Собственно, учеба сама становится развлечением, стоит лишь внимательно вглядеться в предлагаемые школьникам тексты.

Вот пособие по родной истории для 9-го класса. Его создатели зачислили в число уроженцев Беларуси Виктора Талалихина (даже портрет летчика на той же странице поместили) и командира знаменитых "катюш" капитана Флерова. Престижно, конечно, таких героев-земляков иметь. Но Талалихин, как известно, родился в Саратовской губернии, а Флеров мог бы о себе сказать словами Твардовского: "Я как раз из-под Тамбова".

Ни дети, ни их родители не понимают, как можно такое писать в учебнике. Представляете, если бы в каждом столбике таблицы умножения было бы по две-три ошибки? А в книге по истории — пожалуйста!

Недавно во время радиопередачи "Цитата дня" заместитель министра образования обстоятельно растолковал слушателям, как происходит создание учебников. Сколько людей и целых организаций озабочены тем, чтобы дать школьнику в руки качественный путеводитель по миру знаний.

Премного благодарны. Только каков итог этой кипучей творческой деятельности?

Давайте вместе полистаем пособие по новейшей истории для 9-го класса. Издание 2000 года. Подчеркиваю: уже второе. С первым мне довелось повоевать на страницах журнала "Беларуская думка" (1999, № 8). Авторы тогда искренне обиделись и через журнал же пообещали защищать свою честь и достоинство всеми законными средствами. Исправление допущенных ляпсусов в число этих средств почему-то не вошло.

Откроем, например, параграф о гражданской войне в России. Только чистого текста — восемь страниц. Но зато какого текста! Вот фрагменты лишь одного абзаца.

"Командующий Восточным фронтом М. В. Фрунзе разработал план контрнаступления…" Позвольте! Да он же тогда, в апреле девятнадцатого, командовал Южной группой войск, а не всем Восточным фронтом!

"К зиме войска А. В. Колчака были отброшены за Урал". Но Урал от "белых" освободили в августе! До зимы, даже сибирской, еще далековато!

Скажете, мелочи? Для ученого-историка?! Чем же он в таком случае отличается от балагура на завалинке?

Финал биографии омского правителя представлен следующим образом: "Колчака доставили в Иркутск, где, по постановлению ВРК, казнили, утопив в полынье р. Иртыш".

Знает ли автор, что Колчака и его первого министра Пепеляева ревком приговорил к расстрелу, а не к утоплению? И расстреляли. 7 февраля 1920 года. Там же, в Иркутске, но на берегу Ангары, от которой до Иртыша, пожалуй, тысячи две верст будет. А может, уважаемый автор адмирала Колчака с Ермаком перепутал? Так вот тот точно расстался с жизнью в Иртыше. Правда, его погубитель хан Кучум действовал не по поручению иркутского ревкома.

Далее автор параграфа разворачивает на страницах книги полемику с невидимым оппонентом: Чапаев, "в противоположность бытующему мнению, …делал ставку не на кавалерию, а на современную технику". С. М. Буденный "долго после войны считался создателем Первой конной армии. Однако настоящим основателем конной армии… был Б. М. Думенко, к которому Л. Д. Троцкий относился отрицательно из-за сплетен…"

Да нет у детей никакого "бытующего мнения"! Абсолютное большинство их вообще впервые слышат в девятом классе о гражданской войне и не особо разбираются в различиях между красными и белыми. Тонкости ученых и публицистических споров детское сознание уловить просто не в состоянии.

Не надо забывать и о том, в какую эпоху выросли нынешние школьники. Наивный вопрос "А за кого был Ленин: за "белых" или за "красных"?" меня уже давно не удивляет. Произошло колоссальное снижение общей исторической информированности и уровня мышления, причем не только у детей. Поэтому хорошая учебная книга сегодня бесценна. А что у нас?

Иногда, пытаясь понять высказывание автора, просто теряешься в догадках: вторая встреча Хрущева с Эйзенхауэром не состоялась, "так как именно в это время советские зенитчики сбили американский самолет-шпион в районе Урала, и это было расценено советской стороной как стремление сорвать встречу".

Что "это"? Действия зенитчиков? Разведывательный полет Пауэрса? Наши неправильно восприняли намерения американцев? А как надо было эту "воздушную экскурсию" расценивать?

Зато рядом, на той же странице, школьника прямо загоняют в определенную (кем?) колею размышлений: "События 1965 г. в Венгрии… оцениваются сегодня не как антисоветское восстание, а как национально-освободительная и демократическая революция. Попробуйте найти аргументы в пользу такой версии".

А почему в пользу другой не надо искать? Где хотя бы видимость объективности?

Зато кругозор расширим — ого-го!

Так, из пособия для 9-го класса мы узнаем, что Н. Островский в романе "Как закалялась сталь" описал, оказывается, "послевоенный подвиг комсомольской молодежи", что знаменитые ткачихи Виноградовы — сестры (хотя они однофамилицы), что цыплята являются мелким домашним скотом, а полуостров Ханко — островом…

Операцию "Тайфун" по взятию Москвы гитлеровцы, если верить напечатанному (а как не верить?!), начали не 30 сентября 1941 года, а на полтора месяца позже. Зато С. П. Королев провел успешное испытание первой баллистической ракеты на страницах учебника аж на десять лет раньше, чем это было в жизни.

Иные "открытия" в книжке вообще ошарашивают: "Только современные слушатели и зрители смогли услышать музыку Д. Шостаковича, увидеть картины М. Шагала, познакомиться с деятельностью В. Мейерхольда".

Что перед нами? Вопиющая некомпетентность или злонамеренная ложь?

Да Мейерхольда упоминает в своих мемуарах чуть ли не каждый режиссер и актер, работавший в 20–30-е годы. Читай — не ленись. А разве вся страна еще в довоенное время не слушала произведения Шостаковича? Или автор никогда не включал радио, а концерты советской музыки посещать зарекся с детства?

Шагала замалчивали? Его "Прогулку" я видела в Русском музее еще в середине "застойных" семидесятых. Большой набор открыток с репродукциями ранних работ художника использую на уроках много лет. Издательство "Аврора", тираж 60 тысяч, цена — 1 рубль 41 копейка. Приобретен легально, в ленинградском Доме книги.

Выходят ли сегодня хоть авангард, хоть классика такими тиражами и по таким ценам?

Так не плюйте в прошлое, господа, не калечьте сознание детей!

Достаточно и без вас отравителей. Вспомните, кто смотрел, как Миткова с НТВ в День Победы демонстрировала чувство глубокого удовлетворения: не знают ребятишки о Великой Отечественной — и прекрасно, это даже к лучшему. И создатели нашего пособия в ту же дуду дуют.

Как и в прежнем издании, итог второй мировой подводит скользкая фраза: "Победу в войне одержали демократические государства в союзе с СССР, сыгравшим решающую роль в борьбе с фашизмом". Один мой ученик до того возмутился этим словоблудием, что прямо в книжке переправил: "Победил СССР… в союзе с…" И я не стала его ругать за исчерканную страницу.

Почему же взрослые люди, отвечающие за выпуск книги, не видят опечаток, несуразностей, откровенной тенденциозности, передергивания фактов?

Словно в насмешку, на первой странице каждого учебника оттиснуто: "Допущено Министерством образования Республики Беларусь".

Что допущено — вижу. Почему допущено?!

Заместитель министра в радиопередаче говорил о сложном механизме разработки учебной литературы. Но раз механизм в течение нескольких лет дает сбои, его нужно менять. Иначе мы скоро превратимся в "страну невыученных уроков". Разумно ли позволить себе такую роскошь? Беларусь — не Соединенные Штаты Америки, средств на импорт мозгов нет.

Образование — наш стратегический ресурс. Думаю — главный.
Любовь РЕЙЗИНА,
учитель истории.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here