Не рассказывайте сказки про безработицу

0
10

Что и говорить, у нас с рынком труда хватает проблем: неэффективный труд, малограмотные управленцы, массово низкие заработки. Но чего нет во Владивостоке, так это безработицы. Вот только очень хорошая работа достается не всем. А кому?Моя приятельница Лена — медсестра. Но вот уже пять лет с небольшими перерывами она торгует колбасой на одном из владивостокских рынков. С работы приходит затемно, без ног и рук, хватает сил лишь торопливо наесться и рухнуть спать. "Терпеть не могу свою работу, — признается Лена. — Хозяин за счет нас решает все свои проблемы, его недостачи покрываем мы, продавцы. Само собой, никаких трудовых книжек, отпускных, больничных, о теплых, уважительных человеческих отношениях вообще речи нет, зато выручку — давай-давай. Но я здесь вынуждена работать — мы с дочкой вдвоем. И за полгода я уже обставила квартиру, купила стиральную машину, оплачиваю ребенку кружок. Где еще заработаю такие деньги? Вот еще годик помучаюсь, сделаю денежные запасы и найду нормальную работу".
Ольга Н. — библиограф с огромным опытом и багажом знаний, человек, который беззаветно любит свою профессию. Но библиотекарь нынче получает 600 рублей. Ольга на такие деньги не выживет и семью не прокормит. И потому она торгует на рынке вещами, мотается в Китай. "С удовольствием пошла бы на другую работу — без этой рыночной нервотрепки, тысячи на три", — признается Ольга. "Давно ничего хорошего не попадается, мне нужен заработок не меньше 6-8 тысяч, надо сына учить. Да я уже и не ищу", — вторит ей Ирина С., опытный инженер-технолог, у которой в прошлом — масштабные стройки, патенты на изобретения, командировки по всей стране, изысканный круг общения, а ныне — все тот же рынок.
Впрочем, все эти женщины вправе себя ценить: они сами себе создали какие-никакие рабочие места, у них хватает мужества плыть в этом неспокойном коммерческом море. Потому что еще знаю здорового, крепкого мужика, с высшим образованием, который уже несколько лет сидит на шее у матери-пенсионерки и жены — не может найти работу. На упреки отвечает агрессивно:
"Но у нас же безработица!"
"В нашем банке данных — 3 тысячи безработных и 5 тысяч вакансий. Причем справедливости ради скажу: сюда попадает, может быть, лишь половина свободных рабочих мест, остальные сведения о вакансиях, причем лучших, до банка не доходят, — говорит Людмила Матафонова, зам. начальника отдела профориентации и психологической поддержки Владивостокского городского центра занятости населения. — Никогда не скажу, что в этой сфере все благополучно — нет! Структура вакансий такова: 70 процентов составляют рабочие специальности, 30 — высококвалифицированные, немало мест свободны и долго будут свободны потому, что оплата там нищенская. И все же сегодня работу можно найти всякую — и высокооплачиваемую, и квалифицированную, и, естественно, по рабочим специальностям. Другое дело, спрятавшись в раковину своих проблем, люди теряют ориентацию, не умеют и не хотят учиться искать работу. И самое главное — тысячи людей не готовы изменить себя, чтобы влиться в новые условия, рыночные. Понятно, тысячи людей старой закалки сломались морально. Но теперь-то уж что толку сетовать на бездушие современных времен — пора принимать условия игры, как-то приспосабливаться. И выигрывать".
А знаю ли я самого себя?
Человек потерял работу — уволили, сократили. Крах, катастрофа? Да уж не великое счастье. Но порой можно посмотреть иначе: вдруг судьба преподносит шанс? Ну сидел я двадцать лет в отделе возле шкафа, а теперь есть возможность осмотреться, получить новые знания, начать новую жизнь, чтобы потом сказать себе: боже, что я делал 20 лет там, возле шкафа?
"Хорошо, когда человек знает, какую работу он хочет получить. Беда в том, что люди в возрасте годами лелеют надежду получить работу, похожую на прежнюю. А таких уже нет! Время изменилось, и взамен каких-то старых появились новые специальности. Еще нередко безработный ставит задачу неопределенно, что-то вроде: хочется непыльной работы и чтоб платили много, — рассказывает Людмила Григорьевна Матафонова. — Тогда нам нужно садиться и определяться. Востребована ли ваша профессия на сегодняшнем рынке труда, какой средний заработок фигурирует. И не хочет ли человек получить новую специальность, новые знания в дополнение к профессии. Причем в нашей хорошо оснащенной лаборатории мы проведем профдиагностику и вместе попробуем разобраться, какой же род работы вам больше подойдет".
Профдиагностику в центре занятости проходят отнюдь не одни зеленые школьники, но и вполне зрелые, с профессиональным опытом люди. И нередко открывают в себе неизведанное. Кстати, учителя с их талантом коммуникабельности нередко становятся такими же талантливыми менеджерами, рекламными и страховыми агентами с хорошей перспективой продвижения по службе. Впрочем, есть немало других параметров личности, широчайший выбор тестов и собеседование помогут оценить уровень коммуникабельности, энергичности, инициативности и т. д.
Между прочим, служба занятости предлагает целый список профессий, по которым возможно обучение за счет государства. Здесь и автомеханики, и бетонщики, и водители, и каменщики, и закройщики, пекари и парикмахеры, косметологи, лифтеры, обувщики — всего около 50 специальностей. Недавно в списке появились и такие: облицовщик (евроремонт), компьютерная графика, пользователь ПК-1С, менеджеры по кадрам, по продажам, по рекламе, по снабжению, офис-менеджер. Предлагаются даже курсы по основам предпринимательской деятельности.
"Конечно, если человек всю жизнь проработал бухгалтером, то перед пенсией мы не пошлем его на курсы предпринимателей или компьютерной графики, — говорит Людмила Матафонова. — Но бывают исключения: пришла женщина 53 лет, в прошлом служащая, рассказала, что зять открыл предприятие и готов взять ее поваром — она прекрасно готовит, но нужны "корочки", знание технологии и другие навыки. Направили на курсы, женщина училась на одни "пятерки", а случайную "четверку" переживала как школьница. Человек с такой энергией и мотивацией найдет работу в любом возрасте!"
А вот еще случай. Безработным оказался врач-патологоанатом. Не потому, что врачи не нужны — зарплата оскорбительна, не проживешь. И тогда он решил получить специальность газосварщика. Бесспорно, для государства и общества это трагедия и позор, когда из больниц уходят врачи, из школ — учителя. В конце концов, если завтра уйдут на переобучение все бюджетники? Но врач сумел принять ситуацию, и недолго страдал и рефлексировал от несовершенства мира, а сделал свой выбор и начал новую жизнь. Ему надо кормить семью:
Искать работу — искусство
"Даже уверенный в себе человек после долгих и безрезультатных поисков работы теряет самообладание и лишается воли:"
"Пока ходила в поисках работы, пережила немало унижений. Хозяева частных предприятий нередко чуть ли не матом указывают на дверь, обязательно услышишь в спину: "Пора заводить вышибалу для приема этих безработных". Так и погребаются остатки былого величия:"
Это строки из своеобразной книги отзывов, которая ведется вот уже несколько лет в клубе активного поиска работы при филиале городского центра занятости Советского района. Ведет занятия в клубе удивительно светлый человек, профессиональный психолог Вера Федорова. Не один ныне благополучный в жизни, преуспевающий специалист может сказать, что в какой-то момент спасателем в его судьбе стала Вера Михайловна.
"Во время занятий я превратилась из затравленного зверька в нормального человека". Это строки из той же книги.
"А вот моя "учетная книга", — показывает Вера Михайловна. — Списки всех групп, которые занимались в клубе, десятки людей. Красными кружками обведены те, кто трудоустроен, зелеными — кто направлен на обучение. Смотрите, пробелов-то почти и нет. Но это все статистика. Для меня важнее то, что люди становятся в клубе другими, они обретают оптимизм, энергию. У них взгляд становится иным! И потому работу находят все".
Все очень просто: люди получают профессию, опыт, но нередко остаются без таких важных сегодня знаний, как технология поиска работы. "А это очень серьезная технология!" — считает Вера Федорова.
Конечно, пришедшие в клуб безработные нередко вначале нуждаются попросту в психологической помощи — надо успокоиться, выйти из панического состояния и глубочайших депрессий. Самооценка у большинства на таком низком уровне!
И уж потом начинаются трудные уроки: как искать работу. И оказывается, в науке этой тысячи важных, если хотите, судьбоносных деталей!
Ну, во-первых, я как безработный (или недовольный своей работой и потому ищущий новую — кстати, вполне нормальное явление) знаю вообще, чего хочу в этой жизни? Свой запрос могу сформулировать? Нельзя же искать работу по принципу: красивый офис и ну очень большая зарплата. Если не могу — вот тут вновь придут на помощь профдиагностика, компьютерные тесты и собеседование.
Как искать, куда звонить?
"Своим клиентам я говорю так: "Вы приняты в центр занятости безработным на работу. Искать работу вы обязаны восемь часов в день, завтрак-обед — по расписанию. И никакой пижамы до вечера", — подчеркивает Вера Федорова. Вместе составляют план поиска, список фирм, куда можно обратиться. Помогают газеты, телефонные справочники и компьютерные банки данных. "Все ваши знакомые, одноклассники, родственники, бывшие коллеги должны знать: вы ищете работу. Стеснительность здесь неуместна! Более того, раздайте всем ваши резюме — при случае бывший однокурсник предложит вашу кандидатуру на освободившуюся вакансию", — убеждает Вера Михайловна.
Среди уроков поиска работы — видеотренинг: вы приходите к работодателю на собеседование. Нет, сначала созваниваетесь. В распоряжении претендента две-три минуты телефонного разговора, надо заинтересовать собой и обязательно добиться собеседования! Это тоже маленькое искусство. "Включаем громкую связь — беседа с работодателем. Потом анализ: руководитель задал вопрос — я правильно ответил? Точно? Успешно? Почему он отказался от встречи?" — рассказывает Вера Федорова. А при очной встрече как себя вести? Распределяют роли: один — работодатель, второй — соискатель. Как соискатель зайдет в кабинет, улыбнется, представит себя, ответит на каверзные вопросы. А работодатель — не паинька, смотрит оценивающе, даже как будто враждебно. Видеокамера бесстрастно снимает претендента: вульгарная походка, слишком много косметики, слова-паразиты, косноязычие. Герой съемки машет руками: "Как я ненавижу на себя смотреть! Выключите!" Но окружающие-то смотрят, и от этого зависит, получим ли мы работу. Значит, надо учиться владеть жестами, словами.
А почему ты идешь по кабинету так униженно? Собеседование — не экзамен, пусть в голове стучит: "Я еще посмотрю, подойдет ли мне ваша фирма", а вовсе не "возьмут-не возьмут:" И тогда плечи расправляются, во взгляде появляются самоуважение, уверенность. А кому нужны работники с проблемами и стонами?
Светлана К. долго искала работу, наконец нашла подходящее предложение в газете. Долго искала офис, пробиралась по каким-то грязным дворам, наконец открыла заветную дверь. Ее встретили оценивающие мужские взгляды и презрение: "Она нам подходит? Нет, она нам не подходит". В другое время Светлана разрыдалась бы прямо на месте, ее отпаивали бы таблетками уже дома. Но сейчас она посмотрела не менее презрительно и сказала: "Ну, знаете, ваш офис мне тоже абсолютно не понравился! Вы мне тоже не подходите. Я тут заблудилась в ваших катакомбах, будьте любезны проводить меня к выходу". И обескураженный некий начальник встал и проводил. "Я не позволила себя унизить, потому что человека с достоинством невозможно унизить. А работодатели — они ведь далеко не все умные и интеллигентные", — признавалась потом Светлана.
Конечно, для самоуважения при приеме на работу порой нужно трезво оценить свой профессиональный рейтинг — а может, по выбранной специальности уже сегодня никак без английского и знания компьютерных программ? Тогда вперед, к знаниям. И эту энергию тоже нужно разбудить: хватит сидеть и в нытье ждать у моря погоды!
"Но посмотрите, что говорят социологические исследования: есть 50 причин, почему работодатель отказывает в работе, — говорит Вера Федорова. — Нехватка профессиональных знаний лишь на 29-м месте, наверное, потому, что обучаемый человек все необходимые знания доберет по ходу дела. Зато на первом — жалкий внешний вид! Потом — манеры всезнайки, слабый голос, плохая дикция, отсутствие плана карьеры (это, наверное, тот случай, когда, кроме теплого офиса, мы и не знаем, чего хотим в этой жизни), четких целей и задач".
Хорошо помню разговор с руководителем крупной фирмы, где и туризм, и сервис, и производство. "Работники? Нужны. Но нужны энергичные, инициативные, которые работают с интересом и удовольствием. Такие и получать будут неплохо. Но таких как раз и не могу найти. И не нужны исполнители с потухшим взглядом, а таких — масса".
Пишите, Шура, пишите
Мы пока упорно отмахиваемся от необходимости писать резюме — эдакая формальность капитализма. Но грамотно составленное резюме — факт нынешнего рынка труда, и не стоит прятать голову в песок. Сказать о своих талантах коротко — непросто.
Говорят, не требует доказательств факт, что людям за 40 работу найти труднее. Очевидно, так. Но есть и другое мнение! "Когда работодатель подчеркивает, что ищет сотрудника до 35-40 лет, я уверена: наверняка, это проблема работодателя. Он боится зрелых, опытных людей, может быть, в силу каких-то комплексов, внутренних страхов, некомпетентности, — считает Вера Федорова. — Если вы здоровы, энергичны, профессиональны, да к тому же мудры — о каком возрасте можно вести речь?"
Другое дело, почему человек в 40 с небольшим или в 50 ощущает себя "старым и больным"? Вот это уже проблема, причем чаще всего решаемая. Может, он небрежен со своим организмом, не любит, не ценит, треплет его? Не знает элементарных принципов здорового питания, постоянно в дурном настроении и т. п.? Тут на помощь приходят "аффирмации" Луизы Хэй, настрои Сытина, книги Малахова, великий книжный опыт и житейский. И вот уже в книге отзывов клуба активного поиска работы появляются записи: "Мне 51 год, окончила курсы компьютера — на "отлично". Просмотрела банк данных. Мне предлагают работу, но теперь я сама выбираю. Я хозяйка положения! Я уверена в себе!"

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here