Приморские секс-рабыни

0
57

Первая конференция женщин Дальневосточного федерального округа "Проблемы женщин в России. Женщины Дальнего Востока: права, реальность, перспективы", которая пройдет во Владивостоке, широко очертила круг насущных "женских" вопросов.Демография, занятость, охрана труда, материнства, продвижение женщин во властные структуры. Добавились и новые аспекты. Так, на обсуждение общественности впервые будет вынесена тема "Женщины против насилия в семье и работорговли людьми".
Работу секции этой направленности будет вести Людмила Ерохина, профессор, заведующая кафедрой философии ВГУЭС, которая занимается исследованием данной проблематики.
– Меня радует, – говорит Людмила Дмитриевна, – что администрация Приморского края при поддержке Союза женщин России поднимает вопросы о роли женщин в обществе на уровень государственных. Я была на подобной конференции в Иркутске, где участницы выступали с критикой в адрес местной администрации области, которая не сделала ничего для ее поддержки.
Два года назад я принимала участие в международной конференции по проблемам реализации прав женщин. Там-то я и определилась в направлении, которое мне бы хотелось исследовать. Проблема проституции не нова. Однако размах и темпы развития этого явления в настоящее время не имеют аналогов. Тем более что с падением "железного занавеса" и открытием границ в 90-х годах проституция в России приобрела характер международного, чрезвычайно доходного бизнеса. Российские дельцы теневого бизнеса быстро вошли в международную сеть организованной преступности и помимо организации проституции внутри страны занялись противозаконной переправкой людей для секс-индустрии практически во все страны мира.
– Людмила Дмитриевна, вы на какие-нибудь российские данные опирались?
– К сожалению, в масштабах России информации для всестороннего понимания размаха работорговли в стране явно недостает. Но кое-какие исследования все же существуют. Большая заслуга в этом принадлежит неправительственным организациям, имеющим свои собственные данные о женщинах, незаконно вывезенных за рубеж, пострадавших от насилия. Такую работу ведут Санкт-Петербургский независимый кризисный центр, Иркутский кризисный центр для женщин, Московский и Владивостокский центры по изучению организованной преступности.
– А есть примеры уголовных дел?
– По официальным данным, в 1994 году в России было выявлено более сотни организаций, занимающихся вербовкой граждан для занятия проституцией в зарубежных странах, и возбуждено около 20 уголовных дел по данному факту. В последующие годы органами внутренних дел совместно с Интерполом были выявлены факты похищения людей с целью поставки женщин за рубеж для занятия проституцией. Но все уголовные дела либо прекращены, либо засекречены. Примеров осуждения за торговлю людьми и незаконное их перемещение с целью вовлечения в проституцию фактически нет.
– Вы собирали данные по двум территориям – по Приморскому краю и Хабаровскому. И какая картина вырисовывается по приморским секс-рабыням? Где им находят "применение" в первую очередь?
– На первом месте Китай, потом Южная Корея и Япония. Переправка женщин из Приморья с целью их дальнейшей эксплуатации растет стремительно. Их нанимают под видом трудоустройства – в бары, гостиницы, для участия в различных конкурсах фотомоделей. Каналы переправки живого товара давно отработаны. Группу может сопровождать посредник, получающий проценты от сделки между продавцом и покупателем. После пересечения границы он передает женщин китайскому хозяину и следит за тем, чтобы его подопечные были доставлены по назначению и вернулись в Россию после истечения срока действия визы.
Как правило, новые хозяева отбирают у женщин паспорта под видом оформления соответствующих документов для работы. Оставшись без документов, они попадают в полное распоряжение покупателя, и дальше, как они утверждают, "все зависит от того, каким окажется китайский хозяин".
Из интервью Людмилы Ерохиной с девушками, работающими в Поднебесной империи.
Аня (23 года) и Наташа (24 года) работали в Китае. Наташа работала дважды. Наташа:
– Первый раз я работала в Суйфэньхэ, в гостинице. Там работалось неплохо. Во-первых, граница рядом, во-вторых, в гостинице была охрана, и нас не обижали. Там мы заработали.
– Сколько русским женщинам платили?
– Да почти столько же, сколько и здесь, да еще чаевые.
– Какой же смысл ехать в Китай?
– Здесь не всегда есть работа, а там русские женщины в цене. Особенно китайцам нравится, когда в паспорте стоит штамп Владивостока. Женщины из Владивостока стоят дороже.
Во второй раз Наташа отправилась в Китай вместе с Аней. Фирма, их отправляющая, пообещала работу в Шанхае. Но сразу же после пересечения границы хозяин перевез группу девушек из шести человек в Чиндау. Там они работали в баре проститутками и за отдельную плату стриптизершами. Условия жизни были отвратительными. Хозяин их не бил, но, как они говорят, за людей не считал. Сроки визы у девушек закончились, но хозяин их не отпускал, а обратиться в полицию девушки боялись.
Рассказывает Наташа: "На наше счастье полиция нагрянула. Сначала мы страшно испугались, потому что знали, что в Китае наказание за проституцию очень серьезное. Но в полиции нам объяснили, что такие наказания применяются только в отношении китайских проституток, а если мы сознаемся в проституции, то нас отправят домой. Ну мы и сознались и только так вернулись домой".
Говорит Аня: "Да никому мы там не нужны. Если бы не полиция, то были бы мы, наверное, уже где-нибудь в Гонконге, а то и где похуже. Многие девчонки возвращаются домой уже в цинковых гробах, а кто и пропадает бесследно. Ладно, живые вернулись. Ни копейки нам не заплатили".
По неофициальным данным, в разных районах Китая находятся в настоящем рабстве сотни русских женщин. Согласно сообщениям Приморского управления погранвойск через Приморье в Россию официально вернулись 162 женщины, заявившие, что они побывали в рабстве. Вернувшиеся утверждают, что использовали их нещадно. Самых строптивых и усталых заставляли принимать наркотики.
Интервьюирование женщин, побывавших в сексуальном рабстве, опрос официальных лиц в паспортно-визовой и миграционной службах, УВД и других официальных органах, работающих с потерпевшими от сексуальной эксплуатации, воссоздают ужасающую картину отношения иностранных хозяев и клиентов к русским секс-рабыням.
Лена М. уехала работать официанткой. Рассказывает: "Вечером к нам в номер зашли китайцы и сказали, что мы будем работать у них проститутками, что они купили нас на три месяца. Нас стали принуждать работать насильно". Женщины свидетельствуют о пережитых ужасах. Света Р. рассказывает: "Спали мы в сарае. Практически нас не кормили. Избивали страшно. Один раз китаец бросил в меня стакан, но я успела отклонить голову, а иначе бы разбил. Презирают нас до такой степени, что нам плевали в тарелки, а затем заставляли есть из них".
– Людмила Дмитриевна, что стоит за достаточно предельной откровенностью женщин, с которыми вы беседовали?
– Понимаете, во-первых, их не волнует моральное отношение общества к тому, что они проститутки. А главное, их всех, по их собственному определению, "достало" постоянное обирательство, гнусность беспощадной физической и моральной эксплуатации.
– Не будем говорить, в чем социальные корни проституции в нашем обществе. Но вы наверняка касались мотивов, по которым женщины становятся секс-рабынями.
– Первую категорию составляют женщины, старающиеся уехать из Приморья по экономическим мотивам. По данным краевого статистического бюро, за первое полугодие 2000 года 33 процента населения Приморья оказались за чертой бедности. Минимальный уровень жизни высокообеспеченных групп населения в 18 раз превышает уровень жизни малообеспеченных. Женская безработица в крае составляет 73 процента. Отсутствие рабочих мест или крайне низкая заработная плата, часто ниже прожиточного минимума, вынуждают женщин сознательно принимать кабальные условия найма на работу различных агентств. Во вторую категорию попадают женщины, мечтающие увидеть мир и получить легкий заработок. Третью категорию потенциальных жертв сексуальной эксплуатации составляют профессиональные проститутки из фирм досуга. Есть и четвертая категория – те, кто мечтает выйти замуж за иностранца. Они легко поддаются вербовке, доверяя сомнительным клубам знакомств и брачным агентствам. Страстное желание изменить свою жизнь приводит в лучшем случае к бессмысленной трате денег, разочарованию, в худшем – к сексуальной эксплуатации.
– Какое эмоциональное состояние, Людмила Дмитриевна, у вас было, когда вы собирали данные для своего исследования?
– Сильная депрессия. И от самого явления. И оттого, что бороться с ним не хотят. Никто не оспаривает, что проституция наносит вред обществу. Но философия чиновников сводится к тому, что это частное дело каждой женщины. Люди взрослые, никто никого заставить не может, сами выбирают свою дорожку. Были бы законы – тогда бы боролись. Я впала в пессимизм, пока такого рода исследования не провела в Хабаровском крае, через который тоже пролегает транзитный путь вывоза женщин в Юго-Восточную Азию.
Так вот там считают: бороться надо не с проститутками, а с теми, кто их вовлекает в эту систему, кто является работорговцем. Такое понимание проблемы привело к созданию в Хабаровске комитета по борьбе с вывозом девушек за рубеж с целью сексуальной эксплуатации. Туда входят руководители специальных служб – органов УВД, паспортно-визовых служб и т. д. Курирует его работу губернатор. Ныне на контроль взял проблему и полномочный представитель президента Дальневосточного федерального округа. В системе УВД создан отдел по борьбе с вовлечением в проституцию и притоносодержательством.
В рамках первой конференции женщин Дальневосточного федерального округа мы намерены при содействии Владивостокского центра по изучению организации преступности и коррупции организовать "круглый стол" "Борьба с незаконным перемещением и эксплуатацией женщин: проблемы и пути решения". Приглашаем представителей правоохранительных органов федерального округа и всех желающих принять участие в дискуссии. Материалы по данной теме можно найти на www.crime.newmail.ru.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here