А я говорю: "Молчать!"

0
2

Вопрос, поставленный передо мной редакцией как перед автором комментария, звучит так: что женщина не должна говорить мужчине? Не в плане сбережения своих каких-то дамских или девичьих секретов, а дабы его лишний раз не раздражать.Ответ, лежащий на поверхности, прост: да ничего она, неразумное создание, говорить не должна! Молчать должна, а рот открывать исключительно по определению. То есть когда ее о чем-то спрашивают. И отвечать при этом четко и лаконично: "Никак нет!" или "Так точно!", не выходя при этом из строя и видя грудь четвертого человека.
Те, кто думает, что это шутка, так сказать бамбармия кергуду, изрядно ошибаются. Ибо в каждой шутке – лишь доля шутки, а все остальное правда. Не случайно самый популярный русскоязычный писатель конца ХХ века Сергей Довлатов, описывая одного из своих персонажей (а всех их он брал из реальной жизни), приводит такой пассаж: "…Женился. Потом стремительно развелся. Объясняет: "Понимаешь, она медленно ходит. И все время что-то щебечет, щебечет, щебечет… Сука!.."
И вправду – много ли вы видели мужчин, способных без видимых усилий час провисеть на телефоне? Человек в брюках рассматривает этот технический предмет как фрагмент технического окружения в целом – утилитарно, прагматически, как источник получения конкретно необходимой информации. Для женщины же телефон наделен некоей сакральной, шаманской, почти ведической силой; в прижатую к давно вспотевшему уху трубку она, лишь переменив позу (затекла поясница!) да поудобнее заложив ногу на ногу, может бесконечно спрашивать: "А он что?.. Ну а ты что?.." В 99 процентах случаев подобный разговор заканчивается фразой: "Ой, подожди, у меня тут суп закипает, перезвони мне через час…" Если в радиусе слышимости в это время находился и находится мужчина, то приступ его беспричинной, казалось бы, ярости и злобы для женщины так и останется непонятен.
Женская речь самодостаточна по своей сути. (Если она, конечно, не школьный учитель или телеведущая. Хотя и в этих случаях зачастую тоже.) Конкретный, персонифицированный слушатель нужен ей постольку-поскольку. Главное условие успешного словоизвержения – чтобы рядом с силой таких же или больших децибелов не вещал другой источник звука, к примеру – телевизор или магнитофон. В подобной ситуации весьма вероятен визг следующего содержания: "Да выключи ты свой чертов ящик наконец!.."
Других реальных преград для потока женского сознания не существует. Да-да, эй, вы, там, не усмехайтесь и не льстите себе!
Сошлюсь еще на один авторитет. Блестящий прозаик Фазиль Искандер опубликовал в последнем, октябрьском номере "Нового мира" дневниковые записи под общим названием "Понемногу о многом". Дневник – он и есть дневник; отдельные, не связанные между собой мысли, фразы, наблюдения. Позволю себе привести две опять же не взаимосвязанные, но совершенно целостные цитаты.
Первая: "…И работала ведьмой по совместительству".
Вторая: "Если у женщины все в порядке с головой, она, как правило, тоньше мужчины".
Тоньше, очевидно, в том смысле, что тоньше чувствует и понимает. Ну так вот язык, речь и служат в этом плане своеобразной компенсацией за такую "тонкость".
Женская речь, запечатленная на листе бумаге, естественно меняет форму. Но не содержание. Так, один из самых талантливых литературоведов нового поколения Дмитрий Быков опубликовал в одном из недавних номеров того же "Нового мира" (как бы авторитетный журнал, да?) статью, посвященную современной русской женской прозе. Наиболее яркая фраза из этого текста, характеризующая эту самую женскую прозу, звучит так: "Одинаковая, как колбаса на всем ее протяжении…"
Что добавить к авторитетам?
Да, пожалуй, вот что. Уж коль скоро мы построили этот текст на литературных аллюзиях современных авторов, то для пущей убедительности процитируем и автора другого, жившего и писавшего несколько тысяч лет назад. Время, к счастью, сохранило для нас творения великого древнегреческого драматурга Еврипида. Его гениальная трагедия "Медея" до сих пор идет на театральных подмостках по всему миру. Что совершенно правильно и глубоко не случайно. Потому что в финальной сцене этой трагедии ее главный герой Ясон, обращаясь к своей некогда возлюбленной Медее, произносит бессмертные слова: "Не женщина ты. Змея. Хуже змеи".
А что, может, кто-то обещал Ясону, что его возлюбленная всегда будет девочкой-ромашкой?..
Так-то, граждане…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here