Групповой секс не получился

0
13

Когда после трехлетнего перерыва в общении Наташа с Юрой приехали ко мне в гости, я не узнала эту пару.Два этих человека так же отличались от прежних преуспевающих в жизни, благоухающих нежностью друг к другу голубков, как отличаются красавица и чудовище.
Перемена была прежде всего в Юре. Он отрастил волосы, отпустил бороду "а-ля митьки" и с затуманенным "опиумом для народа" взором глубокомысленно говорил о смысле жизни. На что Наташа лишь пожимала плечами.
Собственно, для людей их круга подобное поведение простительно. Согласитесь, можно задуматься о смысле бытия, когда всего достиг в жизни. Юра преуспел в бизнесе в первые годы "свободы слова" и в достаточно еще молодом возрасте был вполне состоявшимся человеком. Хорошая, уютно обставленная квартира, сеть магазинов по городу, красавица жена и любимый сын, куча друзей и множество знакомых.
Обедала семья не иначе как в ресторане, до которого было от офиса рукой подать. На завтрак – отменный черный кофе с сыром в "дырках", на ужин – стакан натурального сока. Раз в неделю, когда посуда наполняла раковину, все вместе ее мыли: Наташа полоскала тарелки, Юра вытирал. Идиллия!
Знакомые считали, что Нате повезло с мужем – предприимчивый, обаятельный, заботливый. Родив сына, Наталья никогда не знала, что значит вставать по ночам, чтобы перепеленать или покормить сынулю. Да и Юра знал, кого выбирать. Наташа – изящная (в ту пору был популярен гербалайф), с отменным вкусом, многие вещи из ее гардероба связаны собственноручно, она завоевала любовь и уважение коллег. Не имея специального образования, цифры в бухгалтерии щелкала как орешки. В этом был ее талант.
Когда Юре исполнилось 33 года – возраст Христа, переломный возраст, он решил, что теперь уже можно подумать и о душе. Проблема добычи денег не стояла, их куры не клюют, в общем, за твердой финансовой стеной стал возможен переход на новый уровень бытия. "Странность" размышлений могла вполне оправдываться прихотями денежного человека.
Юра, прежде компанейский парень, любимец женщин, спортсмен и просто удачливый человек (если не сказать, баловень судьбы), вдруг стал замкнутым и все время проводил на балконе, читая философские книги. Кто знает, на каких чердаках заколдованных домов веками пролежали эти фолианты с полуистлевшими страницами. Часть литературы приобреталась в книжных лавочках, где сегодня можно без труда достать книги по черной и белой магии, йоге и философии различных цивилизаций.
По мнению Юры, все в его жизни происходит по велению судьбы, по руководству какого-то перста сверху, кто это – бог, черт, космос?..
Понять, что же это за неведомая сила, пытался он теперь день ото дня.
В некогда теплой, уютной квартире поселились недосказанность и раздражение. Наталья все чаще вспоминала, как хорошо было им раньше.
К тому же в пору душевных исканий к Юре пришла новая любовь в виде молоденькой родственницы, седьмая вода на киселе, которая с пониманием выслушивала его монологи и жалобы на непонятость под бокал дорогого вина.
…В одну счастливую неделю Юра стал отцом двойни… от двух своих любимых женщин. Он ездил из одного роддома в другой с корзинами фруктов и молочных смесей.
Надо сказать, что за это время некогда стабильный семейный бизнес пошатнулся. Во-первых, душевные искания требовали существенных финансовых вложений, а во-вторых, Наталье в таком положении сложно было одной управлять сетью магазинов.
Дошло до того, что Нате, прежде с достоинством восседавшей во главе стола в офисе, пришлось торговать яблоками в мороз и ветер на рынке, чтобы хоть как-то выкрутиться из тупиковой ситуации. Один магазин все же удалось сохранить.
Нелегко было и сохранять видимость спокойствия в семье. Ната согласилась на шведскую семью, вняв мольбам мужа: "Пойми, я люблю вас обеих", но через три дня отказалась от подобного эксперимента. Одно дело – знать, что муж "гуляет на стороне", другое – делить его с этой женщиной каждую минуту. Изо всех сил Наташа пыталась сохранить семью.
Подрастала дочь. Она не была такой утонченно-вежливой, как сын, – воспитывалась в других условиях. Все большее значение в этой семье стали придавать деньгам, когда душевности не осталось. Конечно, супружеские дрязги отражались на детях. Требовательные, плохо управляемые, они не так радовали мать. Отец ко всему относился философски.
Юра все больше пил, каждые полчаса понемногу, разговаривал с "духами".
Временами ему казалось, что Наталья посылает ему агрессию на подсознательном уровне, и он бил ее. Таким образом он выполнял священную миссию: избавлял жену от завладевших ею дьяволов. Он сам оказывался страдающим вдвойне: во-первых, от агрессии, во-вторых, от необходимости силой "лечить" несчастную женщину. Такие фингалы не замазывал никакой тональный крем.
…Зато Юра требовал все больше денег, так тяжело достающихся Наташе. Он выкупил большую плантацию земли где-то далеко за городом, стал там жить с себе подобными. Время от времени приезжает домой, затаривается продуктами, берет деньги и, помучив неделю-другую семью, едет обратно. Иногда он отстаивает свои права на бизнес и закупки делает сам, за что потом приходится выплачивать непомерные штрафы.
На его собственный взгляд, он не деградировал. Юра продолжает самосовершенствоваться. Есть у него и мечты – купить дельтаплан, чтобы быть поближе к небу.
Одно из последних его измышлений таково: оказывается, резать хлеб нельзя – это надругательство над телом земли, плодом которой он является. Вот так – резать хлеб нельзя, а бить женщину можно. Для ее же блага. Да и дети его теперь мало беспокоят – сыты, обуты, чего еще желать. Деньги для него не проблема, под его умелым руководством (на расстоянии, конечно) Наталья прекрасно со всем справляется сама. О том, что связь с семьей окончательно потеряна, Юра не задумывается.
Я не хочу кого-то обвинять или оправдывать. Сама ситуация слишком неоднозначна. Ясно одно – в этой семье налицо те проблемы, что раздирают наше общество. А деньги (их наличие или отсутствие) только внешний повод к разговору, в котором так трудно поставить точку.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here