Поправили губки, cдернули юбки!

0
11

Несмотря на осуждение общественности, работу милиции и других организаций, интим-клубы получают все большее распространение. Кто же они, работницы "сексодромов", что привело их в храм порочной любви? На этот вопрос попыталась ответить наш корреспондент, которая провела в "службе досуга" одну ночь… В качестве наблюдателя.
В маленькой кухне трехкомнатной хрущевки дым стоял коромыслом. Самая хозяйственная девушка Нина готовила поздний ужин. В дальней комнате отсыпались после дневного "забега" Рита и Маша, в зале на диване, тупо уставившись в телик, заложив ногу за ногу, в немыслимо коротких юбочках сидели Ира и Наташа. Тут же в кресле дремал водитель. Владелица фирмы "Крошка Мэри" Лариса Николаевна пригласила меня в свою комнату.
– Главное в вашей будущей работе, – начала она курс введения меня в должность, – это хорошо узнать особенности и слабости каждой из девочек. С мальчиками, у нас их двое, проще. В основном работают на постоянной клиентуре. Они ведь пользуются успехом у состоятельных дам солидного возраста. Наши мальчики (Олегу – 24, Диме – 21 год) правильно ориентированы. Тут непредвиденности исключены. Проблемы эрекции? Это решается просто – с помощью допингирующих препаратов. Без работы не сидят…
Ну вот, милые дамы, и на нашей улице, стало быть, возможен праздник. И если вас устраивает секс без любви, то вполне приличного вида молодой человек ублажит ваши фантазии согласно тарифу. И не надо брезгливо фыркать. Те, кого достало одиночество, давно махнули рукой на всякие там условности. Чем без толку сидеть на вечерах "Кому за 30, за 40 и т. д.", между прочим, с той же тайной мыслью, может, лучше…
О чем это я, господи?
Тут нас с Ларисой пригласили к ужину. К столу подтянулись и отсыпающиеся девы.
В такой компании я, признаться, еще не трапезничала. Впрочем, блюдо тоже было весьма специфическим: рыбные биточки, обжаренные с луком, колбасой и яйцами. Лариса по моей просьбе затевает разговор, и на мою голову сыплются один другого краше сюжеты из жизни провинциальных проституток.
– Самое паскудное в нашей работе – нарваться на папандос,- говорит Нина.
– Что это такое? – любопытствую я.
– Это когда заказывает один, а на деле оказывается человек пять козлов. Водитель-охранник проверил квартиру и удалился, а халявщики из соседней хаты – тут как тут.
– На "КамАзах" вообще работать – косяк. В этой тесноте вечно то без трусиков, то без лифика бежишь.
(Я опять хлопаю глазами).
В разговор вступает Лариса:
– Бывает, что полночи нет заказов, тогда вынуждена отправлять девочек на стоянки "Камазов", что стоят на причалах. Все-таки заработок.
(И отрабатывают "крошки" на дальнобойщиках в их прокуренных, промасленных кабинах, в антисанитарных условиях).
– Милое дело – апартаменты. Чисто, культурно, под охраной.
(Тут меня быстренько просвятили, что своих апартаментов и саун у служб досуга нет. Обращаются к владельцам данных заведений. Клиент по телефону заказывает, так сказать, отдельный кабинет или баньку, диспетчер обзванивает соответствующие точки, договаривается о конкретном времени. Девок – в машину, и поехали за голубчиком, жаждущим удовольствий в комплексе, а уж с ним вместе по означенному адресу).
С большим удовольствием, как я поняла из разговора, девочки любят обслуживать рыбацкие суда после рейсов. Прыгают из каюты в каюту. Никаких бандитских выходок со стороны клиентов, истосковавшихся по женской ласке. Куча чаевых.
Из иностранной публики отдают предпочтение японцам, реже корейцам. При упоминании о китайцах в ход пошли непристойные шутки. В жестах фигурировал мизинец…
Раздался телефонный звонок.
– Вот так всегда,- засокрушалась Нина, – только поели, опять трах-тарарах…
Между тем звонил дневной клиент. Справлялся, как себя чувствует Маша. У него, видите ли, возникло чувство, что Маша была не в духе. Просил позвать к телефону. Такая вот трогательная забота.
Вообще в праздники, как мне объяснили, днем заказов немного, в основном вечер – ночь. А вот в будни именно днем – навалом. Знаете, кто-то предпочитает в обеденный перерыв лапшу "Доширак", а некоторые любят погорячее… Удобное время для "верных супругов".
Через минуту – опять звонок. Клиент с заявкой на апартаменты. Вся, с позволения сказать, бригада бойко засобиралась на выезд. Зашипели дезодоранты, застучали по полу каблучки.
– Тетя Таня, застегните, пожалуйста, бусы, – передо мной возникла худенькая Машина шея, коротко стриженный затылок. Непослушными пальцами я кое-как справилась с застежкой двойной нити искусственного жемчуга. Неуместно ласково потрепала Машу за хрупкие плечики.
– Поправили губки! Одернули юбки! – командным голосом подбодрила подопечных Лариса, на ходу втолковывая водителю место встречи с клиентом, координаты апартаментов… Мы остались одни.
– Почему поехали все пятеро?- спрашиваю Ларису Николаевну.
– У клиента должно быть право выбора.
– А если предпочтение будут отдавать одним и тем же?
– Как наработают свои часы, будут отдыхать, другие – испытывать судьбу.
– Вы когда-нибудь жалеете их?
– Жалею. Но уж коли они добровольно пошли в эту мясорубку, стараюсь, чтобы их жизнь не превратилась в окончательный кошмар. В других фирмах и пьянка, и наркотики, есть случаи суицида, между сотрудницами ругань, распри. Мои дружны между собой и ничего вышеперечисленного у нас ни-ни. Хотя был сложный период в самом начале. Среди ночи меня срывали из дома на разборки.
– Они вольны развернуться и уйти, когда им заблагорассудится?
– Их паспорта у меня. Для ухода нужны основания. Ни с одной работы человек не может уйти, просто хлопнув дверью. Трудовая книжка, расчет и т. д. Здесь тоже подобные принципы…
Наш разговор прервал телефонный звонок, из которого стало ясно, что давешний клиент отлучился за сигаретами к ночным киоскам, покинув означенное место встречи. Там и будет ждать авто с ночной бабочкой. Следом звонок-заказ на двух девочек для компании в пригород.
Дальше был беспрерывный поток Ларисиных звонков: водителю на пейджер о перемещении клиента и адрес второго заказа. Звонок водителя с сообщением, что заказанные апартаменты уже заняты. Ларисины перезвоны в другие апартаменты. Повторный звонок от загородной компании. Опять водителю на пейджер…
Я невольно вместе с Ларисой вдруг заволновалась: как же все утрясти и всех куда надо развезти? И почему обалдуй-водитель так долго не перезванивает?
О чем это я, господи?..
Когда все улеглось и, извините, встало на свои места, мы с Ларисой с чувством исполненного долга уселись у телевизора пить чай с лимоном. По ТВ в "Крошке" смотрят в основном "Ракурс-С". И фильм непритязательный, и рекламу фирмы надо отслеживать.
– Я заметила у Маши на руке пошлая татуировка, откуда?
– Она отсидела в колонии для несовершеннолетних. Родители алкоголики. С 12 лет она уже сама себя кормит. Четыре года дали за кражу. Видимо, ТАМ была "шестеркой". Любит на заказе выполнять роль "рабыни".
– Поясните…
– Мы расширяем сферу наших услуг. Предлагаем садомазохизм. Машка – мазохистка. А вот Наташа работает "садистку", точнее "госпожу", с плеточкой, наручниками и т. д.
– Лариса, у вас есть дети?
– Двое. Взрослая дочь и сын-подросток.
– Они знают, где и кем вы работаете?
– Когда ушел из жизни мой муж, который обеспечивал семью и вообще не позволял мне работать, я оказалась у края бездны. Первое, за что ухватилась, – услуги контактного телефона. Потом все как-то само собой пришло к этому выбору.
– Но ведь эти девочки…
– …Я этим девочкам почти как мать. Слежу, чтобы питались нормально, обуты-одеты были толком, учу с умом тратить деньги, строжайше слежу за их здоровьем. Не делайте такие глаза. Привыкайте! Вопросами деятельности таких фирм, как наша, пора заниматься в государственном масштабе. Спрос на нас очень большой. Так стоит ли не замечать эту проблему?
Что было возразить Ларисе, если даже в самых благополучных государствах существует проституция. Да этому ремеслу вообще миллион лет… Запреты, игнорирование ничего не изменили в лучшую сторону. А может ли она существовать, эта лучшая сторона, когда разговор идет о проституции?
О чем это я, господи…
– У Нины полуторагодовалый сынок в Лесозаводске, у мамы, – продолжила посвящать меня в подробности Лариса. – Эта все деньги туда везет. Как-то застала ее читающей "Идиота". Спрашиваю: что за выбор? Она отвечает: люблю парадоксы. Умная книжка с таким названием.
– Она где-нибудь училась кроме школы?
– В техникуме. Не смогла найти работу по специальности. Думаю, она у нас не ненадолго.
– А Наташа и Рита?
– Наталья частенько уходит в загул. Поднакопит денег, фантазии никакой, и пошла их мотать по ресторанам. Из огня да в полымя. А Рита повернутая на сексе. Ей уже 28 лет. Насколько я знаю, она обошла чуть ли не все фирмы досуга в городе. Заказы из зубов рвет. А я-то многих поразогнала за нарушения, она при сокращенном штате у нас в цене…
Вернулись наши потрепанные ночные бабочки, разбрелись по дому. Лариса занялась финансовыми подсчетами, записями километража в особую тетрадку. В ванной врубили душ, в кухне зашкворчала сковородка… По телевизору какие-то вульгарные девицы в армейских шапках с российской символикой предавались лесбийским нежностям. Бред какой-то. Я уткнулась в приоткрытое окно. Нескончаемая ночь продолжалась. Опять зазвонил телефон…
(Название фирмы досуга, имена сотрудниц изменены).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here