Они не могут разорвать паутину страданий…

0
5

Огюст Роден, французский скульптор, работая над одной из своих самых монументальных работ "Врата ада", писал в дневниках: "Библейский ад, который по всем религиозным канонам ждет нас, грешников, ничто по сравнению с тем адом, который творим мы сами на земле.Похоть, тщеславие, злоба и зависть мостят ту тропу ада. И движется по ней человек, все больше опутываясь паутиной страданий".
Ад кромешный
Свадебных фотографий Николая и Ларисы не сохранилось. После развода он их разорвал на мелкие клочки и для верности сжег. Плотная фотобумага все никак не хотела разгораться. Он все чиркал и чиркал зажигалкой, не чувствуя, как пламя обжигает пальцы. Душевная боль была гораздо нестерпимее.
Они прожили вместе шесть лет. Сыну, Денису, исполнилось пять, когда распалась их семья. Лариса в пору увлечения всех шоп-турами в Китай встретила на тех коммерческих дорогах человека, свет белый без которого стал ей не мил. Сергей по всем статьям выгодно отличался от Николая – разворотливый, компанейский, жил играючи. С ним Лариса чувствовала себя как за каменной стеной. Николаю, который работал тогда на стройке прорабом, объяснила: все, больше не могу быть добытчицей, устала. Твои кирпичи крепят чужой дом, о своем ты не думаешь.
Сегодня Николай не может себе простить одного – как он считает, проявления слабости. Ему навсегда хочется забыть, как он умолял ее потерпеть, как заглядывал в глаза, по утрам готовил завтраки, подавал в постель. Пытался предупредить любое ее желание. "Какой я был дурак, – говорит он, – тряпка, размазня, слабак. Противно вспоминать". Когда я засомневалась, разве стоит за это себя казнить, ведь спасал свою любовь, проявлял свои не самые худшие качества характера, он кривится. "Того себя я презираю. И уж никому теперь не дождаться от меня снисхождения. Особенно ей".
После развода квартиру менять категорически отказался. Как отказался отдавать ей сына. Лариса не настаивала. Решила про себя: "Вот устроюсь на новом месте, заберу мальчика, все равно все будет по-моему".
Но воистину человек предполагает, судьба располагает…
Рай благостный
Вслед за Сергеем Лариса отправилась в Калининград. Там в пригороде в своем доме жили его родители.
Невестку старики приняли настороженно. Разведенка, без образования, чернява, вертлява, пустосмешка. Узнав, что у нее есть ребенок, взбунтовались совсем: с таким приданым она вообще их сыну не пара.
Расписались они тихо, без торжественных церемоний. Пару лет мыкались по чужим углам.
Сергей выкупил киоск, Ларису посадил торговать. Сам возил товар из Польши. Каждый рубль откладывали, собирались купить квартиру. Лариса рвалась всей душой во Владивосток, тосковала по ребенку. Потом поняла: Сергей намеренно не дает ей возможности встретиться с Денисом. Новая жизнь диктовала новые правила.
Она не могла пожаловаться на мужа. Он все старался нести в дом, удовлетворял все ее капризы. Но со временем она перестала радоваться обновкам, ухоженной квартире. Жить в раю оказалось непереносимо.
Когда она узнала, что Сергей ей неверен, обрадовалась несказанно, махом разрубила гордиев узел: живи, дорогой, счастливо с другой, а я поеду на родную сторонушку свое счастье мыкать…
Между раем и адом
Ожесточенность, с которой Николай говорит о бывшей жене, рождает у меня подозрение, что и сегодня он к ней неравнодушен. "Да, – подтверждает он, – только это чувство не от любви, от ненависти. Хотя я ей благодарен, как ни парадоксально. Она разбудила во мне злость. Именно это двигало мною все эти годы".
Доказать, что он сильный мужик, что он многого добьется, стало смыслом жизни. Сына отдал в круглосуточную группу. Сам занялся ремонтно-строительными работами, благо, спрос на квалифицированные рабочие руки не иссякал. Спустя пять лет смог организовать свой строительный бизнес. С женщинами контакты были эпизодические. Никого близко к своему сердцу не подпускал.
Дениса отдал в частную школу, времени на воспитание не хватало. Отец сына всегда баловал: трансформер, персональный компьютер и джинсы "версаче" у него появлялись раньше, чем у других сверстников.
В семилетнем возрасте Денис переболел воспалением легких. В бреду звал маму. Когда выздоровел, Николай сказал ему: "Ты уже взрослый, знай, мама умерла".
Воскресшая
Лариса свалилась на Дениса и Николая как снег на голову. На порог бывший муж ее не пустил. Но и от встречи не отказался. Быстро оделся, вот-вот с занятий должен был вернуться сын.
Они сидели в кафе, украдкой разглядывая друг друга. Знакомые незнакомцы. Перебрасывались короткими фразами-молниями. Николай сразу предупредил: о прошлом – ни слова, все умерло. "Не надо будить спящую собаку. Ничего не вернуть, не исправить. Ты для меня не существуешь. Для Дениса – тоже".
Сына она подкараулила возле школы. Боялась, что не узнает. Ведь прошло 10 лет. Узнала. Кинулась. Уткнулась ему куда-то под мышку – он был выше ее на голову. Мимо шли одноклассники, он вырвался и с ужасом смотрел на чужую женщину, которая как помешанная твердила: "Я твоя мама".
…Лариса требует одного – встреч с сыном. Николай категорически против, он непреклонен: "Она свой выбор сделала 10 лет назад". Денис отмалчивается, пожимает плечами. Ему с Ларисой тяжело, неинтересно.
"А если бы вернуть события назад, зная, как все обернется, – спрашиваю я у нее, – как бы ты тогда поступила?". "Не знаю, – задумывается она. А потом, словно решившись: – нет, знаю. Что лукавить. Я любила Сергея. И была любима. Неужели я не имею права на простое женское счастье?"
Сегодня она в полной растерянности. "Что делать?" – с надеждой в голосе обращается она ко всем, кто готов ее выслушать.
По поводу…
Алексей МАРКОВ, офис-менеджер:
– Жалко ее, глупую. Не на ту "лошадь" поставила. Вот и пришла к финишу последней. Да еще без "лошади". Многие женщины горят именно на этом. Встретила другого: то он круче, то богаче мужа, сразу же решает – все, он лучше. А если нет? А может, из того, что есть, сделать лучшее? И пусть кто-то скажет, что это не мужская позиция, но я посоветовал бы Николаю пойти на компромисс – пусть встречается Лариса с сыном, все-таки она мать.
Елена ГАВРИЛОВА, заведующая владивостокской юридической консультацией международной коллегии адвокатов "Санкт-Петербург":
– Ситуация стандартная – после развода один из родителей или бабушка запрещает встречаться с ребенком. В России – на 90 процентов – супруги не могут расставаться нормально. Они живут, предъявляя к другому права собственника. Поэтому развод по-русски – это всегда война. Считаю, что жизнь ребенку испортил именно отец, не мать. Что он воспитал в сыне? Ненависть к женщине. Будет ли он потом счастлив в своей семейной жизни? Кстати говоря, такие психологические травмы становятся причиной неадекватного поведения подростка, а потом общество удивляется, откуда у нас маньяки.
Полина ЖОСАН, заслуженный учитель России:
– Во многих ситуациях я занимаю сторону женщин. Но Ларису в данном случае не оправдываю, никакие причины не должны были ей помешать хотя бы видеться с сыном. Больше всего жалко мальчика. И просто страшно за него. Пережив одну трагедию – смерть матери, теперь он узнает – она жива. К тому же как теперь относиться к отцу, который, оказывается, солгал. Ложь для подростков непереносима, кому верить, как жить дальше? Сейчас нужны такие душевные усилия, чтобы забыть Николаю и Ларисе собственные обиды и действовать в интересах ребенка.
Геннадий КУНГУРОВ, художник:
– Николай встал в позу оскорбленного. С одной стороны, это понятно. Да, безусловно, неприятно, что Лариса предпочла его другому. Но как-то надо быть выше всех этих обид. И думать о ребенке. А Ларисе вообще нет никакого оправдания.
Валентина СТЕПАНОВА, председатель суда Советского района:
– На данный момент мать в судебном порядке может ставить вопрос о дальнейшем воспитании сына. Никакие другие действия, кроме судебных, не могут лишить мать ее прав. Свое решение суд принимает, исходя из интересов ребенка. На заседании суда в таких случаях всегда присутствует представитель органов опеки и попечительства. С 10 лет суд непременно производит опрос мнения ребенка. А до этого исследуются условия, где он будет жить, учитывается психологический аспект. Как-то был случай. Ребенок твердит: я буду жить с папочкой, но при этом так смотрел в сторону матери, что мы приостановили заседания суда. Понятно было, что ребенок запуган, и нужны были дополнительные выяснения. И в данном случае на 99,9 проц. будет учитываться настроение мальчика. Таково вот мнение судьи, на другие эмоции я права не имею.
Татьяна БЕЛОЗЕРОВА, экономист:
– На все сто уверена, что общественное мнение будет не на стороне Ларисы. Мне за нее очень горько: ну неужели женщина не имеет права на свои собственные эмоции, на свою личную жизнь…
Игорь ПРЕТОРОВ, водитель городского микроавтобуса:
– Да какая Лариса мать, так, кукушка. Не верю я в ее материнские чувства. Сплошные амбиции. Вот пусть бы взяла да воспитала чужого ребенка как своего. Так бы искупила свою вину перед бывшим мужем, все-таки она ему изменила, перед сыном. Нельзя судом добиться любви и прощения. Исчезни она из жизни Николая и Дениса еще на 10 лет, и то было бы лучше. А первый ее муж вызывает у меня абсолютное уважение.
…Сколько людей – столько мнений. И трудно сказать, кто прав. Жизнь подкидывает нам такие задачки, что не всегда ты достойно можешь найти выход из сложившейся ситуации. Все мои собеседники, высказывая свою точку зрения, словно проверяя себя, обязательно спрашивали: а ты как считаешь? Трудно следовать чужим советам, еще сложнее их давать, на мой взгляд. Одно мне кажется несомненным: Ларисе, Николаю и Денису надо садиться за стол переговоров. И постараться при решении проявить благородство. По отношению к другому, по отношению к себе.
А может, я и ошибаюсь. Может, есть какое-то другое, мне неведомое универсальное средство разорвать эту паутину страданий, в которой по доброй воле оказались эти люди…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here