Виват дедушки и бабушки!

0
8

Говорят, что внуки это больше, чем дети, и любят их особенной любовью, будто бы стараются реабилитироваться за свои собственные педагогические упущения, изливая при этом на внучков потоки нежности и заботы, противореча своим же благородным порывам.Частенько именно на почве воспитания и происходит конфликт поколений. Старики считают себя асами в этом деле. Молодые родители на всякий случай – против испытанных на них же приемах воспитания. Но велико искушение отказаться от участия дедушек-бабушек в процессе выращивания подрастающего поколения. И как бы ни хорохорилась молодежь, мол, сами с усами, а то и дело подсовывают своих деток на вечерок родителям.
Вечерок у бабы Вали
Единственного, любимого внука Ванечку к бабе Вале приводят на субботу-воскресенье. Тут он – бог и царь. Никто не одернет, не накажет. Да, честно говоря, и повода нет. Валентина Михайловна все время уделяет внуку. Никаких подружек, никаких пустопорожних телефонных разговоров. Уютная двухкомнатная квартирка, где у приходящего внука есть и свой стол, и шкафчик с игрушками, и книжная полка. Прогулки по Ботаническому саду, по Набережной, чтение занимательной литературы, упоительные часы за рисованием, в котором Ванечка явно преуспевает…
Валентина Михайловна в прошлом учительница, но с появлением внука ее педагогическое кредо резко пошатнулось. Ванечка еще агукал в колыбельке, а свежеиспеченная бабушка Валя уже готова была позволять ему все и вся: "Будет сидеть у меня на голове и стучать по ней игрушечным грузовичком, зайчик мой". До грузовичка дело не дошло, но прессовал Ванюша свою бабушку конкретно: "Не включай эту музыку, ба, я ее терпеть не могу", "Сними эту картинку со стены, она поганая"… Близкая подруга, пару раз ставшая свидетельницей подобных сцен, как-то за чаем-кофием пыталась наставить ее на путь истинный: "Валя, ты растишь рафинированного эгоиста. Такая любовь только вредит твоему внуку. Вот когда мой Димка был маленьким…" Далее, как правило, шел перечень своих педагогических уловок. И хотя после таких разговоров между подружками надолго пробегала черная кошка, Валентина искренне пыталась смотреть на ситуацию со стороны. Но как бы она ни старалась быть объективной, Ваня казался ей идеальным ребенком, а она сама – вполне достойной бабушкой.
Когда внучок пошел в первый класс, завышенная любящей бабулей планка самооценки больно "хряснула" мальчонку по голове. Одноклассники его явно недолюбливали за высокомерный нрав, учителя были озадачены его дерзостями. "А почему вы меня не хвалите, ведь мой рисунок самый лучший?" или "Я знаю правильный ответ, но отвечать не буду"… Такой многообещающий, интеллектуально развитый мальчик съехал на тройки. Бедный Ванятка злился на весь белый свет, страдал от несоответствия желаемого и действительного, родительской строгости, симулировал болезни, лишь бы не ходить в школу. Отрадой в этой кошмарной жизни были долгожданные вечера возле бабушки Вали. Ведь именно здесь он был и умным, и талантливым, и умелым. Именно здесь ничего не надо было доказывать. Все, что бы он ни сделал, принималось с любовью и одобрением.
Говорят: нет худа без добра. У Валентины Михайловны случился инфаркт. Ваня стал все выходные проводить дома, где у него нашлись обязанности, коих ранее не наблюдалось, стал чаще бывать в дворовой компании. В классе он стал не такой задиристый и независимый, как прежде. Но тоска по бабушке, по привычной своей жизни угнетала ребенка, что было видно невооруженным глазом. Родители записали его в детскую художественную школу. Сидя перед планшетом, Ваня, как его учила баба Валя, прозрачными мазками заполнял пространство листа акварелью. "Неплохо, неплохо, дружок", – похвалил его педагог Дмитрий Константинович…
Выздоравливающей бабушке Ваня подарил целую папку своих рисунков. Она целовала его взъерошенные волосы, тихо плакала и все посматривала на стенку над диваном: вот тут, в рамочках, она повесит шедевры своего внука.
В мастерской у деда Гриши
У Григория Петрочива было три дочери. Мечту о сыне он похоронил, а вот о внуке мечтал самозабвенно. Старшая замуж не торопилась, все грызла гранит науки. Младшая, последыш, только заканчивала школу. Вся надежда была на среднюю дочь, которая, выйдя замуж в 23 года, божилась перед отцом, что не будет затягивать это "мероприятие". Когда ранней весной в семье молодоженов народилась внучка, Петрович запил. Чтобы хоть как-то утешить дедушку Гришу, внучку нарекли мальчишеским именем – Сашенька. Стригли коротко, юбочек-платьиц особо не покупали. Когда Сашенька пошла своими ножками, дед проникся к ней трепетной любовью. Отношения между ними были какие-то особенные. Санька неслась к нему и с порога висла на шее, не давая раздеться. Самые потрясающие игрушки и игры мог придумать только дед. И был это далеко не девчоночий набор.
Дед Гриша был мужик мастеровой. Утепленную лоджию он переоборудовал в столярно-слесарную мастерскую, где размещался полный комплект инструментов, верстак, самодельные станочки… Санечка с раннего возраста была, так сказать, вхожа в эту святыню и, к всеобщему удивлению, ни разу не ослушалась деда, не тронула запретного. Уже в два года Санечка лихо управлялась молотком, пассатижами и набором гвоздей. Дед выдавал ей крепенький брусок, внучка зажимала кусачками гвоздик и от души дубасила молотком, за пятнадцать минут превращая кусок дерева в ежа. Дед умилялся, родители закатывали глаза, бабушка пожимала плечами. Годам к трем Саня увлеклась выжиганием, умела запаять чего-нибудь простенькое. Стружки, скобочки, железочки, шурупчики заменили привычные для девочек игрушки. И хотя ей старательно дарили кукол, лохматых зверюшек, пластиковую посудку, Саня оставалась к ним равнодушной. Деда частенько "пилили" на семейном совете: как бы не переусердствовал в своих методах воспитания.
Когда Сашеньке подарили велосипед, она и вовсе стала как мальчишка: кепка козырьком назад, коленки в вечных ссадинах. Из одежды – только шорты и джинсы. Все поломки своего двухколесного друга она устраняла сама. Глядя как-то из окна на свою "пацанку", отец не без грусти в голосе отметил: "В ней же ничего женственного нет. Куда ты смотришь, мать?"
Давно уже нет дедушки Гриши… И неведомо ему, что в семейной жизни Саше вопреки родительским опасениям повезло, что растет у нее в семье сынок, названный в честь деда. На утепленной лоджии у Александры отлично оборудованная мастерская, в которой любит копаться маленький Гриша. Квартира у них с мужем отделана своими руками – не хуже пресловутого евроремонта. Все электроприборы функционируют исправно. А любимой присказкой по жизни стала фраза: "Как дед делал…"

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here